На демонстрацию – по велению души!

В 1937 году по призыву «Освоим Дальний Восток!» приехали из Ставрополя к Японскому морю мои родители. И меня привезли. А было мне три года. Здесь, во Владивостоке, прошло моё голодное военное детство, здесь я прожила сложную, но счастливую жизнь, здесь уч

13 февр. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2481 от 13 февр. 2009

В 1937 году по призыву «Освоим Дальний Восток!» приехали из Ставрополя к Японскому морю мои родители. И меня привезли. А было мне три года.

Здесь, во Владивостоке, прошло моё голодное военное детство, здесь я прожила сложную, но счастливую жизнь, здесь училась и работала… И хотя в 1970 году уехала я из Владивостока в Крым, всё равно вернулась и с 1998 года снова живу в родном городе.

Поселились мы в 1937 году на Центральном проспекте, в доме № 67, сейчас это проспект «Красного знамени». Напротив в сопке был карьер, где постоянно велись взрывные работы. О взрывах предупреждали сиреной, и не зря – были они такой силы, что часто камни долетали и до нас, через две улицы… Сейчас на том месте, где карьер был, стоят жилые дома и магазин «1000 мелочей». Раньше весь район был застроен частными домами, а улицы назывались Чеховская, Лермонтовская, Селенгинская…

В 1939-40 годах возле нашего дома начали строить два больших двухэтажных здания для работников железной дороги. Строили солдаты, которые сами жили в большой казарме, её ещё называли «розовая казарма» – из-за цвета стен. Казарма стоит и поныне в районе инструментального завода, на Партизанском проспекте, 37, и по сей день она розовая.

Когда началась война, по нашей улице шли потоком солдаты, а мы – и дети, и взрослые – махали им вслед и плакали…

А потом был День Победы, но ярче я запомнила ночь, что пришла за ним, потому что всё небо было расцвечено прожекторами, было светло, как днём, народ гулял, все радовались, плакали и смеялись…

Очень хорошо помню, как в августе того же года услышала звук мотора самолёта – не наш, не родной звук, он сильно отличался… И увидела, как низко над городом летит самолёт, так низко, что хорошо были видны круглые красные знаки на крыльях. Я ещё и понять не успела, что случилось, как самолёт задымился и пошёл вниз, упал где-то в море в районе Первой Речки.

[photo:10463:p:]

Вот так начиналась мирная жизнь, не менее сложная, чем военная. В том районе, где сейчас сад камней ВГУЭС, был агаровый завод, трубы которого дымили день и ночь, он делал агар-агар из морской травы, которая горами лежала как на территории завода, так и за ней.

[photo:10464:p:]

На месте Некрасовского рынка была мужская школа № 31, в которой вечерами работала школа рабочей молодёжи. Там я окончила 8-й, 9-й, 10-й классы. Клуб железнодорожников был неподалёку, туда мы бегали и на танцы, и в кино. В театр мы тоже старались ходить часто, тем более что это был настоящий культпоход – одевались красиво, нарядно, дамы приносили с собой туфельки и переобувались…

[photo:10472:p:]

Работала я на судоремонтном заводе ДВМП, в бухгалтерии. Завод был большой, у причалов всегда стояли несколько судов, работало множество цехов, даже водолазы были свои. Директором завода был Вадим Ячин, уважаемый в городе человек, да и работа на заводе была уважаемой – хорошая зарплата, путёвки в санаторий, давали квартиры… С теплотой вспоминаю, как мы ходили всем заводом на демонстрации – и это была вовсе не обязаловка, а веление души, все радовались… После демонстрации не расходились, а шли гулять компаниями, заходили в кафе или ресторан, мне нравился ресторан «Арагви». Особенных разносолов в меню тогда не было, но скоблянка из трепанга, купаты, мясная поджарка были вкусными и стоили недорого.

[photo:10462:p:]