Еда вместо пуль

Специалисты уверяют, что небывалые снегопады на севере Приморья поставили тайгу на край катастрофы. Под твёрдым настом сейчас погребена большая часть пищи диких копытных – оленей, косуль, кабанов. Лесной голод может нанести поголовью зверья урон, который

30 янв. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2473 от 30 янв. 2009
0c1ca1b30a66470c70bd6fa708dd8183.jpg

Специалисты уверяют, что небывалые снегопады на севере Приморья поставили тайгу на край катастрофы. Под твёрдым настом сейчас погребена большая часть пищи диких копытных – оленей, косуль, кабанов. Лесной голод может нанести поголовью зверья урон, который не восстановится и за десяток лет. Чтобы хоть как-то предотвратить их гибель, экологи призвали временно прекратить охоту. Арендаторы угодий и защитники природы организуют в тайге «гуманитарную помощь» – подкормку оголодавших животных.

В тяжёлые времена охотники выступили в неожиданной роли: они пошли в лес не стрелять, а спасать зверя. Сейчас шесть охотничьих хозяйств в северных районах при поддержке государства и общественных организаций участвуют в помощи копытным.

По завальным сугробам, после дождя ещё и покрывшимся прочной коркой, много корма в лес не завезёшь. Можно только пробить тракторами дороги, чтобы олени легче передвигались, не тратили последние силы на барахтанье в глубоком снегу. Кроме того, люди валят малоценные деревья, чтобы звери могли достать до свободных от снега верхних веток.

Но главное – убедить местных жителей не пользоваться тяжёлым положением. Ведь у обессилевшего от бескормицы и борьбы со снегом оленя зачастую почти нет сил двигаться. Его можно взять почти голыми руками. Максимум – топором. Но, даже не добыв зверя, человек может сильно навредить, перепугав его, – испуганное животное начинает метаться по лесу, быстро теряет последнюю энергию. Поэтому природоохранные организации призвали жителей таёжных районов устроить «перемирие», пока не кончится кризисная ситуация. Кроме уговоров нужны и более серьёзные меры – экологи обратились к органам милиции с просьбой усилить борьбу с браконьерством.

На юге края положение пока терпимое. Снега меньше, и животные могут добраться до пищи. Но от новой снежной бури никто не застрахован. Поэтому уже сейчас в лес завозят подкормку – резервный запас калорий, который очень пригодится, если настанет «чёрный день».

Вот плотно гружённый пикап проезжает табличку «Охотничье хозяйство «Медведь». Восстановительный участок». Выезжаем в белое поле. С виду обычная пашня, но на самом деле эти поля особенные – они не для людей, а для диких животных. Здесь выращивают питательные культуры – сою и топинамбур – часть оставляют прямо так, на поле, а остальное собирают в специальные тюки и развозят по угодьям. То тут, то там эти тюки уже объедены – копытные не брезгуют дармовым угощением.

В дубовой роще большое корыто засыпают овсом – это «гуманитарная помощь» для кабанов.

– В сутки взрослый кабан может съесть около килограмма подкормки, – говорит Сергей Арамилев, сотрудник Дальневосточного филиала Всемирного фонда дикой природы (WWF). – Во время тяжёлых снегопадов эти звери собираются большими группами там, где есть пища. Поэтому возникает ещё одна опасность – эпидемия свиной чумы, распространённой болезни диких кабанов. Чтобы это предотвратить, проводится вакцинация животных.

Никаких шприцев – просто в овёс высыпают несколько пакетов белого порошка и всю эту «вкуснятину» перемешивают лопатой.

По словам Сергея, на территории «Медведя» уже выставлено 550 тюков соевой соломы, 10 тонн зерновых (сои, овса, пшеницы) и около 5 тонн корнеплодов (свёклы, картошки и моркови). Это должно стать хорошим подспорьем для копытных, которые постоянно двигаются и тратят много сил. «Медведь» – одно из модельных охотхозяйств, которым WWF помогает поддерживать экологическое состояние угодий.

Несколько десятилетий назад завальные снега уже привели в Приморье к массовой гибели копытных. Те, кто тогда работал в тайге, с ужасом вспоминают природную катастрофу. Дело не только в копытных, количество которых может сократиться больше чем вдвое. И не только в их ценности для человека. Ведь олени и кабаны – главная пища амурского тигра, известного своей привычкой в голодные годы подаваться к деревням. Разрыв одного звена потрясёт всю экологическую сеть, включающую в себя и лес, и оленя, и тигра, и медведя, и человека.