У Охотнадзора голова болит всегда

В последнее время надзорные органы, призванные контролировать ситуацию в дикой природе, находятся в состоянии перманентного реформирования. Последним шагом стала передача год назад многих соответствующих функций от Россельхознадзора Росохотнадзору. «Перек

28 янв. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2471 от 28 янв. 2009
723790a11cd89cce2f8728fba3a401bc.jpg

В последнее время надзорные органы, призванные контролировать ситуацию в дикой природе, находятся в состоянии перманентного реформирования. Последним шагом стала передача год назад многих соответствующих функций от Россельхознадзора Росохотнадзору. «Перекладывание» бумажек в Москве обернулось определёнными сложностями для территориальных управлений на местах. Между тем таёжная жизнь не замирает ни на секунду, и постоянно возникающие проблемы нуждаются в срочном решении. Сейчас, например, добавила головной боли ситуация на севере края – обильно выпавший снегопад дал нарушителям дополнительную возможность «порезвиться». Вот что рассказал в беседе с корреспондентом «В» руководитель Управления охотничьего надзора по Приморскому краю Николай ШМАКОВ.

- Принято считать, что Приморье – край, где обитают уникальные дикие животные, – столько нет практически ни в одном субъекте Российской Федерации. Когда было принято решение об увеличении численности штата Охотнадзора, руководство края нас поддержало, в том числе выделило средства на приобретение техники. Понятно ведь, что от Россельхознадзора мы получили не лучшую технику, нуждающуюся в ремонте.

У нас создано пять оперативных групп. Их сотрудники практически постоянно находятся в тайге. И если в прошлом году «попалось» чуть более 750 нарушителей, то в нынешнем задержанных будет гораздо больше. Только за первые десять дней года инспектора уже поймали около 80 человек. Процесс идёт – браконьерам мы не дадим спокойно жить.

- О чём сейчас болит голова у руководства управления?

- Ну почему именно сейчас? Голова у нас болит всегда. В данный момент одна из наших главных проблем – обильно выпавший снег на севере. МЧС спасает людей, а мы спасаем животных. Любой специалист в нашей области хорошо знает: как только выпадает много снега, звери выходят из тайги к населённому пункту. А там люди используют технику, снегоходы и начинают охоту. Пока что, правда, фактов добычи животных «под прикрытием» снега не было зафиксировано. Но не стоит забывать, что ситуация только разворачивается.

Предвосхищая ваш вопрос: с кадрами проблем нет. Сейчас у нас работают 38 человек. Сначала в управлении было около 20 сотрудников. В 2009 году, думаю, в штате ведомства будет 62 человека. Нет проблем со специалистами, работающими в районах, – там люди много лет работают, каждый себя зарекомендовал, все друг друга знают. Вот только в Пограничном районе не можем пока подобрать специалиста.

~~Тем временем
В Приморье по инициативе Всемирного фонда дикой природы (WWF) и Общества сохранения диких животных (WCS) создан резервный фонд помощи охотхозяйствам для предотвращения массовой гибели копытных животных.

Как известно, плохие погодные условия, сильные снегопады отрицательно влияют на копытных. Популяция этих животных может сократиться в отдельных районах до 70 процентов. А ведь это повлечёт за собой и нарушение баланса в пищевых цепочках, то есть серьёзно повлияет на крупных хищников, которые едят копытных. А этих хищников – амурских тигров, дальневосточных леопардов и так осталось очень немного.

Охотхозяйства, разумеется, хотят помогать животным в сложных погодных условиях. Но вот незадача – денег не хватает. Поэтому в нынешнем году общественные организации и создали такой фонд.

Основная задача фонда, говорит координатор программы Амурского филиала WWF России по сохранению биоразнообразия Сергей АРАМИЛЕВ, «выделять средства оперативно и в максимально сжатые сроки, не обеспечивать, а поддерживать работу по спасению животных». Кстати, охотхозяйства могут подавать заявки (со своим планом, конечно) уже сейчас.~~

А с финансированием?

- У нас есть два источника: федеральный и краевой бюджеты. По краевой целевой программе мы надеемся получить 24 миллиона рублей. Но в разгаре финансовый кризис. И когда мы на совещании в ЗС ПК просим денег на охрану природы, а в то же время кто-то говорит, что нужны деньги на поддержку детского дома, приоритет отдаётся, конечно, детям. Поэтому вполне возможно, что плановые цифры будут несколько урезаны. Из федерального же бюджета нам планируется выделить ещё 12 миллионов.

Естественно, есть проблема с финансированием. Мы в своё время сделали расчёты. Получилось, что для нормальной работы нам надо 36-38 миллионов. А с учётом того, что всё дорожает… Что ещё не очень радует: Управление Росохотнадзора по Приморью начало работать 1 января 2008 года, а средства из федерального бюджета пришли к нам лишь в мае минувшего года. Технику же Россельхознадзор передал нам только в октябре. Такая неоперативность усложняет нам работу, мы вели учёты в тайге в очень сложной обстановке. Но благодаря общим усилиям справились вовремя.

- Есть проблемные районы?

- Трудности в Спасском, Хорольском районах. Раскрываемость по браконьерству там не очень высокая. В обязательном порядке будем проверять всё, что касается проведения учёта, – на бумаге-то можно написать, что в тайге зверь есть, а на самом деле его нет. Да ещё и трубопроводы, которые вскоре начнут строиться в Приморье, тоже, как ни проводи специальные экологические мероприятия, будут наносить ущерб природе. Всем этим работам сопутствуют прокладка дорог, большое число людей, техники. А если есть дорога, по ней обязательно пройдёт браконьер.

Вместо послесловия

Пока чиновники разбираются с проблемами финансирования, комплектации штата и решают вопросы, вызванные внезапно выпавшим обильным снегом, вспомним некоторые цифры. Так, в 2007 году (когда ещё был Сельхознадзор) инспектора составили 2059 протоколов о нарушениях, а в 2008 году - лишь 768. Удивительно, как поднялась сознательность граждан – в два с половиной раза меньше «браконьерить» стали! Скоро придём к нулевому результату: не будет ни нарушителей, ни животных. Хотя первая декада января даёт повод для оптимизма…

~~Между прочим
Вот что ответил нашему корреспонденту один из сотрудников Охотнадзора в апреле на то, что на весь край лишь восемь инспекторов: «Это положение временное. В будущем штат будет организован, в нём будет человек 60…» (материал «Охота на охотников», «В» от 29 апреля 2008 года).

Прошло уже девять месяцев. Интересно, почему штат до сих пор не укомплектован на 100 процентов, что означает «в будущем» и когда это будущее наступит? Неужели за прошедшее время нельзя было найти «на стороне» 60 человек, неравнодушных к природе?~~