Семь футов под килем, Петрович!

Для лейтенанта, начинающего службу, целая эпоха. А для нас, ветеранов-боевахтинцев "довоенного образца", просто юношеский возраст. Да он и действительно все так же молод, наш дорогой Петрович. Душою молод, талантом военного журналиста. Он и сейчас еще на одном дыхании может написать очерк, проблемную статью или интервью с каким-либо видным военачальником. И это будет лучшим материалом в газетном номере. Флот знает не понаслышке. За 32 года службы походил по океанам и морям и на подлодках, и на надводных кораблях. Прежде чем ступить на борт "Боевой вахты" и сесть за редакторский стол, побывал в Египте, Сирии, Болгарии, Италии, Корее и... Да разве все перечислишь!.. Одиннадцать лет он за штурвалом нашего редакционного корабля. Успешно провел его сквозь толчею и сумятицу горбачевской перестройки, сквозь бури и ураганы первых лет российской демократии и анархии, а теперь впереди новые испытания: флот реформируется, сокращается, урезается. Трудно в таких условиях оставаться на плаву. Но штурвал корабля "Боевая вахта" в крепких руках капитана и его боевых и надежных помощников - военных журналистов. Семь футов под килем, Петрович! Так держать!!! Ветераны "Боевой вахты" и молодые журналисты газеты.

23 окт. 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №247 от 23 окт. 1997

Для лейтенанта, начинающего службу, целая эпоха. А для нас, ветеранов-боевахтинцев "довоенного образца", просто юношеский возраст. Да он и действительно все так же молод, наш дорогой Петрович. Душою молод, талантом военного журналиста. Он и сейчас еще на одном дыхании может написать очерк, проблемную статью или интервью с каким-либо видным военачальником. И это будет лучшим материалом в газетном номере. Флот знает не понаслышке. За 32 года службы походил по океанам и морям и на подлодках, и на надводных кораблях. Прежде чем ступить на борт "Боевой вахты" и сесть за редакторский стол, побывал в Египте, Сирии, Болгарии, Италии, Корее и... Да разве все перечислишь!..

Одиннадцать лет он за штурвалом нашего редакционного корабля. Успешно провел его сквозь толчею и сумятицу горбачевской перестройки, сквозь бури и ураганы первых лет российской демократии и анархии, а теперь впереди новые испытания: флот реформируется, сокращается, урезается. Трудно в таких условиях оставаться на плаву. Но штурвал корабля "Боевая вахта" в крепких руках капитана и его боевых и надежных помощников - военных журналистов.

Семь футов под килем, Петрович! Так держать!!!

Ветераны "Боевой вахты" и молодые журналисты газеты.