Материнское служение

Почему раньше русские семьи были большими, а теперь хорошо, если супруги на двоих ребятишек решаются? Валентина Прокопенко убеждена, что виной всему человеческий эгоизм. «Дети наш эгоизм слущивают, - говорит она, - процесс это болезненный, раны остаются,

7 нояб. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2433 от 7 нояб. 2008
d8fa4c222f0d9ac539a2ff88b6616b71.jpg

Почему раньше русские семьи были большими, а теперь хорошо, если супруги на двоих ребятишек решаются? Валентина Прокопенко убеждена, что виной всему человеческий эгоизм. «Дети наш эгоизм слущивают, - говорит она, - процесс это болезненный, раны остаются, вот этого все и боятся. Как-то я слушала лекцию священника Дмитрия Смирнова, который рассказывал, как он в гости к знакомым пришёл. На столе – икра, дорогое вино, хорошие закуски, а люди говорят об экономическом кризисе. Он же вспомнил, как маленьким носил подшитое несколько раз пальто большого размера, и при этом никто не задумывался о кризисе. Теперь родители хотят поехать на Канары, приобрести новую машину, мебель, дети при этом мешают. Так что кризис у нас в головах, на самом деле нужно просто расстаться со своим эгоизмом. Тогда и увидите, что на самом деле материальное положение с каждым ребёнком только улучшается».

Валентине и Андрею было по 21 году, когда они поженились. Она уже закончила институт имени Герцена в Петербурге, он ещё был курсантом военного училища. О большой семье изначально не говорили, но в душе каждый хотел иметь много детей. Андрей рассказывал жене, как он, единственный сын, страдал от одиночества, Валентина вспоминала, как в детстве помогала подружке нянчиться с малышами, ведь у неё только одна сестрёнка. После рождения первенца прошло лишь несколько месяцев, когда Андрей сказал: «Нужно Илье братика родить».

С мыслью о рождении второго сына поселилась семья Прокопенко в Узбекистане – муж-то офицер. Республика эта Валентину поразила чинарами, восточными мелодиями, чужими обычаями. Поначалу молодая женщина даже растерялась, а муж сказал: «Привыкай, нам тут долго жить». Но развалился Союз, и вместо десяти лет пробыли они там три года. Запомнился Узбекистан дружелюбными людьми и необыкновенным уважением матерей. В магазине всегда расступалась очередь, если входила туда женщина с ребёнком. «Почему стоишь? – обращались к Валентине. – Покупай что надо, у тебя ведь малыш». А в общественном транспорте место уступал даже самый дряхлый старичок.

Сейчас в их владивостокской квартире за стеклом «стенки» хранятся несколько грамот. На одной из них, подписанной патриархом Московским и всея Руси, написано: за чадолюбие и жертвенное материнское служение. Заслужила мать такие слова, ведь пятерых родила. Да не просто родила, а душу им отдаёт, воспитывает. Старший, с детства увлекавшийся рисованием, уже студент второго курса Института архитектуры, искусства и дизайна ДВГТУ. Никита, который младше брата на три года, в 13 лет стал курсантом суворовского училища. Валентина рассказывает: «Илья как-то быстро в жизни определился, а Никита больше шахматами увлекался, но мы же понимали, что это не профессия. Поэтому когда сын сказал, что хочет поступать в суворовское, обрадовались. Папа с ним много спортом занимался, на медкомиссии ходил, но всё равно – вернулась после зачисления домой без Никиты и расплакалась. Одна часть души понимала, что ребёнок нашёл себя и его надо отпустить, а другая – страдала. Хотелось бы его ещё около юбки подержать. Но вот сын уже на третьем курсе училища, собирается продолжить образование – поступать в лётное. Мы сначала огорчились, потому что он нелёгкую судьбу выбрал, к тому же учёба в Краснодаре. Но нельзя сыну поперёк судьбы вставать, мужчина всегда ищет риск, это естественно. У них психология другая. Если женщина реализуется, как правило, в семье, в детях, то мужчина – больше в работе, профессии. Ещё я знаю, насколько велика связь матери с ребёнком: когда мать чего-то боится, ребёнок это чувствует, и сам начинает опасаться. Надо свои эмоции глубоко прятать».

Валентина получила в институте профессию учителя биологии и химии. В школе ей нравилось, но вскоре она её оставила. Считает, что здорового ребёнка при постоянном нервном напряжении выносить невозможно. А дети для неё – главное. Именно им она отдаёт себя. Потому что ребятишкам для счастья прежде всего нужна любовь. Так она говорит.

Любовь здесь, кажется, разлита в воздухе. В просторной квартире порядок, пахнет свежеиспечённым хлебом. В углу – футляр с гитарой. «Это наш папа играет и поёт. По вечерам он детям сказки читает». На мебельной «стенке» выстроились роскошные куклы – творение рук Валентины, которые успели и на выставке в музее имени Арсеньева побывать. Сначала сделала куклу на чайник, потом ещё одну, ещё. Раздарила их друзьям. Потом смастерила красавицу с коромыслом и пожалела на чайник её усаживать. Появилось желание создать кукол по мотивам православных праздников. Рождество, Успение, Пасха, Троица… Кукол мастерит, вяжет, шьёт. Но и это не всё, Валентина ещё находит время, чтобы посещать курсы вязания на коклюшках, собирается создать собственный кружок, чтобы учить детей шить кукол. Восьмилетняя Наташа уже кое-чему у мамы научилась, несколько её поделок выглядят очень неплохо. К тому же девочка, как и её старшие братья, любит рисовать – портрет Никиты украшает квартиру. Настя и Соня пока ничем особым себя не проявили – одна ходит в детский сад, другая, которой нет и трёх лет, дома с мамой. «Они все такие разные. Уже ясно, что, например, Соня будет учиться только на собственных ошибках», - говорит Валентина, протягивая дочери бусины, из которых девочка старается собрать браслет.

Как же у этой молодой женщины на всё и на всех хватает сил и времени? Она улыбается: «Надо уметь день распланировать, на собственные увлечения время оставлять. Действительно, в каждом ребёнке ты как бы растворяешься, тебя уже вроде и не существует. Но это неправильно, ведь ты должна быть интересной, нужно быть личностью. Я считаю, что мне удалось самореализоваться в жизни. Я хотела выйти замуж и родить детей. Любой женщине для счастья нужны дети. Даже успешная карьеристка в какой-то момент оглядывается и понимает, что сзади у неё ничего нет. Это страшно. Нужно прислушиваться к своему сердцу и не отрицать главное предназначение женщины, которая прежде всего – помощница мужчины и мать».

Безусловно, кто-то не согласится с рассуждениями Валентины, кто-то, может быть, осудит – мол, в современном обществе нельзя превращаться в домохозяйку. Но думается, найдутся и те, кто ей позавидует, ведь быть хорошей матерью и в самом деле счастье.