Мосты терпения

Всё-таки мы нетерпимы. Нам надо всё и сразу. И чтобы мосты построили, о которых мы столько лет мечтали, и чтобы пробок при этом не было, и чтобы власть никаких «косяков» не допускала. Я, собственно, и сам такой: ошибки замечаю быстрее, чем успеваю осмысл

29 окт. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2429 от 29 окт. 2008

Всё-таки мы нетерпимы. Нам надо всё и сразу. И чтобы мосты построили, о которых мы столько лет мечтали, и чтобы пробок при этом не было, и чтобы власть никаких «косяков» не допускала. Я, собственно, и сам такой: ошибки замечаю быстрее, чем успеваю осмыслить грандиозность начатого строительства.

А ведь, если по-честному, мосты-то действительно уникальные. И действительно ничего подобного в России – да ещё и сразу парой - отродясь не строилось. Я, кстати, представляю себе, какая сейчас ревность царит и какое негласное соревнование проистекает между двумя компаниями-генподрядчиками. Одни вроде должны успеть побыстрее и снять первый урожай славы; зато у других мост ещё круче.

По большому счёту, сам факт, что они строятся, удивителен. Особенно в нынешних условиях нарастающего финансового кризиса. У правительственной кассы, говорят, олигархи в очередь стоят с просьбами о сиротской матпомощи, однако пока по большей части получают отлуп. А мосты где-то на далёкой периферии строятся! И деньги на них пока есть! Это ли уже не повод, чтобы порадоваться?!

Косяков, конечно, хватает. Так, смена власти в городе помешала своевременно развернуть строительство объездных дорог. Ведь чтобы успеть к минувшему июлю, когда перекрыли фуникулёр, готовить их надо было начать ещё год назад. Политические войны помешали. И то сказать: амбиции у нас всегда на высоте, выше всяких пилонов, которые, говорят, будут чуть ли не с Останкинскую башню высотой.

Кстати, о башнях и нашем недовольстве. Смею напомнить, что, когда в Париже затеялись строить Эйфелеву башню, одним из самых яростных её критиков и хулителей – на этапе обсуждения, строительства и в первые годы существования – был не последний писатель Ги де МОПАССАН. Он даже во всех парижских кофейнях норовил сесть за столик так, чтобы быть к башне спиной – только чтобы не видеть.

И что? Мопассан по-прежнему велик, но и башня стала неотъемлемым символом Парижа. А уж сколько тогда было острых и гневных памфлетов написано…

Пример ближе: наш Некрасовский путепровод. Тоже ведь не без недочётов. В сильный дождь в районе стадиона «Строитель» стоит такая лужа, что только на «КамАЗе» рискнуть можно. Но повод ли это говорить, что весь путепровод безобразен? Научимся потихоньку. Как научимся потихоньку (это я о власти) вовремя – не прокручивая деньги – расселять людей, попадающих под снос, чтобы не становиться посмешищем из-за глупых остановок. Научимся, не всё сразу.

Мы вот с этим городом терпим друг друга уже почти полвека. А поскольку уезжать я пока не собираюсь (а город тем более никуда не денется), придётся, значит, потерпеть ещё. И в общем-то я готов терпеть – хотя бы ради того, чтобы рано или поздно, но всё-таки проехать на машине по стальному настилу (или каким он будет?) и посмотреть сверху на бухту Золотой Рог и на пролив Босфор-Восточный.