Грудь в крестах

Из 36 лет своей жизни старшина армейского соединения спецназа Роман ВДОВИН, проходящий постоянную службу на контрактной основе в Приморье, провёл на войне почти 3,5 года. Более десятка поездок в «горячие точки». Не случайно именно его избрал скульптор Вал

28 окт. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2428 от 28 окт. 2008
73fb89e466cb4078a83795432a02089b.jpg

Из 36 лет своей жизни старшина армейского соединения спецназа Роман ВДОВИН, проходящий постоянную службу на контрактной основе в Приморье, провёл на войне почти 3,5 года. Более десятка поездок в «горячие точки». Не случайно именно его избрал скульптор Валерий НЕНАЖИВИН в качестве прототипа, когда ваял памятник приморцам – участникам локальных войн и военных конфликтов на территории нашей страны и за рубежом. Этот памятник открылся год назад в сквере у Дома молодёжи во Владивостоке.

В минувшее воскресенье, когда в России отмечался День спецназа, военнослужащие и ветераны подразделений специального назначения возложили к основанию мемориала живые цветы.

Свою жизнь с Вооружёнными Силами Роман Вдовин связал ещё в 1991 году, призвавшись на действительную военную службу в соединение морской пехоты Тихоокеанского флота. После увольнения в запас перевёлся в систему МВД. Служил в звании старшего прапорщика в составе приморского ОМОНа. Но вскоре опять вернулся в армию и с тех пор служит в бригаде специального назначения на территории Дальневосточного военного округа.

На каждом из этих этапов Роману Владимировичу приходилось неоднократно выезжать в служебные командировки в «горячие точки» Северного Кавказа. Поездки были в первую чеченскую кампанию, в период его работы в ОМОНе и в должности заместителя командира группы спецназа. По степени сложности старшина Вдовин их не делит.

– Каждая поездка по-своему трудна. Так же как и задачи перед каждым отрядом в каждой командировке командование ставит разные. Сутки отдежурить на блокпосту ничем не легче, чем отправиться на разведку в горы или находиться часами безвылазно в засаде в лесу. А может, и сложнее. Потому что всё время приходится находиться на перекрёстках или на въездах в населённые пункты на открытой простреливаемой местности. Проверяя документы в каждой машине, не знаешь, что тебя ждёт: выстрел в упор или понимание и благожелательное настроение местного населения. Особенно сложно было в составе ОМОНа в первую кампанию в Грозном, где нападения на «федералов» происходили регулярно.

Что касается «зелёнки», то здесь на долю каждого разведчика выпадали очень и очень тяжёлые физические нагрузки. Выдержать их может не просто выносливый, но хорошо натренированный и особо подготовленный человек. А в остальном… война есть война.

– Это верно, что сейчас на Северном Кавказе оставшихся боевиков выдавили в горы и спецназовцам приходится работать именно там?


– Спецназовцы работают там, куда их отправит командование. Разделения на зоны или районы ответственности не существует. Следует приказ, и группа с базы выдвигается к месту назначения. Вертолётом, наземным транспортом или пешим порядком. Это может быть любое место на территории Чеченской республики или соседних регионов. Чаще всего приходилось выполнять поисковые и засадные мероприятия именно в южной горно-лесистой местности.

– Роман, у тебя вся грудь в наградах. Наверное, есть наиболее для тебя ценные?

– Пожалуй, медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени, обе «За отвагу», медали «Суворова» и «За отличие в охране общественного порядка». Первую «Отвагу» получил за отражение нападения на блокпост ещё в 1995 году в Грозном. Был ранен командир, никто из сослуживцев не струсил, все вели себя по-мужски. Грамотно держали оборону и отстреливались до подхода резерва. В итоге превосходящим в живой силе и огневой мощи нападавшим пришлось убраться несолоно хлебавши. Кстати, именно в населённых пунктах тяжелее всего нести службу. Порой под одной крышей находятся мирные люди и потенциальные враги.

Медаль «Суворова» вручили за серию плодотворных, хотя и не очень громких операций в горно-лесистой местности. В том числе находили и уничтожали вражеские базы. К примеру, в одном из последних найденных в «зелёнке» тайников были гранатомёты, автоматы, самодельные взрывные устройства, боеприпасы, радиостанции, снаряжение. База была рассчитана на 10 боевиков. Её подорвали.

– А кто обычно входит в состав бандитских формирований?

– Этого «добра» хватает. Здесь и чеченцы встречаются, и братья-славяне, и прибалты, и арабы, и даже негры. А как, к примеру, распознать среди местных жителей потенциальных боевиков? Уже реже, но такое встречается: днём добропорядочный гражданин, ночью – берётся за оружие.

– Кстати, а у тебя есть любимое оружие?

– В тех местах нужно владеть всеми видами. Чем-то лучше уметь пользоваться, что-то просто знать. Традиционно, участвуя в боевых действиях, военнослужащий один вид вооружения любит и знает его досконально. Мне нравится пользоваться складным автоматом Калашникова калибра 72 мм, с подствольным гранатомётом, ночным прицелом и беспламенным глушителем.

– Что тебе запомнилось из недавних операций?

– Был случай, когда за одни сутки в «зелёнке» обнаружили сразу две базы боевиков. Первая оказалась законсервированной. Вторая была действующей. Там находились десять бандитов. Произошло боевое столкновение. У нас ранили командира взвода, но, к счастью, ему оказали своевременную помощь. Однако и противник понёс реальные потери. Лишь меньше половины сумело прорваться и уйти в горы. Остальные боевики остались лежать на земле.

– Остались зарубки на прикладе?

– Не делаю. Потому что не знаю. Боевые действия чаще всего происходят в «зелёнке», порой ночью. А у боевиков есть приказ – под страхом смерти убитых и раненых на поле боя не оставлять. В столкновении определить невозможно, огонь твой или товарища принёс противнику потери. Да и не мне судить, кто положил врага. Главное – качественно сделать порученную тебе работу.

…К сожалению, есть потери и с нашей стороны.

– Роман, скажи, что значат для профессионала-военнослужащего такие поездки в «горячие точки»? Корреспонденты «В» по своим поездкам в зону боевых действий знают, что подобный психологический стресс вынести трудно.

– Конечно, есть волнение. Но стоит только заняться на месте своими непосредственными обязанностями, волнение куда-то пропадает. Концентрируешься, группируешься. И спокойно выполняешь свою работу. Каждый профессионал в погонах её выполняет точно так же.

Сейчас наше соединение занимается своим непосредственным делом – учебно-боевой подготовкой на Дальнем Востоке, от поездок в «горячие точки» нас освободили. Пока… Но очень надеемся, что навсегда.