(Не)нормальная Сурганова учится у попсы

А на вопрос: «Что питает ваше вдохновение?» - Светлана СУРГАНОВА, известная рок-певица, бывшая «вторая половинка» группы «Ночные снайперы», уже более пяти лет успешно выступающая сольно, ответить не смогла. «Слишком серьёзно это», - сказала она, устало ул

21 окт. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2424 от 21 окт. 2008
42b6130ad96f1dd2af21902226b461ea.jpg

А на вопрос: «Что питает ваше вдохновение?» - Светлана СУРГАНОВА, известная рок-певица, бывшая «вторая половинка» группы «Ночные снайперы», уже более пяти лет успешно выступающая сольно, ответить не смогла. «Слишком серьёзно это», - сказала она, устало улыбаясь после двухчасового живого концерта.

– Формально отвечать не хотелось бы… Питают те стихи, которые вы слышали. Люди, которые меня окружают, музыка, которую я слушаю.

В общении с журналистами Светлана была искренна, терпелива (перелёт, краткий отдых, концерт, а впереди – поезд в Хабаровск, и несмотря на это, она посвятила общению с прессой почти час) и щедра на эмоции – так же, как на концерте. Первом, заметим, во Владивостоке – раньше Светлана сюда не приезжала.

Публика принимала Сурганову, исполнявшую песни как из нового альбома «Прогулка бездельника», так и старые любимые хиты, «на ура». Потому что чувствовала – она работает на полную, не щадя себя и скидок «на периферию» не делая.

- Как можно несерьёзно относиться к периферии? – поразилась она вопросу. – Вы знаете, как важно для тела периферийное кровообращение? Как только нарушается, руки и ноги перестают работать! У провинциальных людей столько отличных качеств, которым так называемым центровикам неплохо было бы и поучиться.

Мой зритель – всегда деликатный и интеллигентный. Люди, которые тонко структурированы и духовно, и душевно. Причём неважно, где концерт – в Лондоне или Владивостоке. Приходят люди, родные по духу. Разумеется, в большинстве своём за границей это эмигранты из России, бывшего СССР.

Владивосток я посмотреть толком не успела, хотя очень люблю сопки и океан. Это моё. Люблю.

- Владивосток – первый город в российском туре «Прогулки бездельника»?

- Хм. Да, если не считать Лондона, Сан-Франциско, Москвы, Минска, Питера, Калининграда. Но мы во Владивостоке ещё ни разу не были, поэтому очень приятно было сюда приехать. В десятку вы вошли (смеётся)…

- На афишах Владивостока название альбома обозначено другое - «Проверено временем»... Почему вы изменили его?

- Неразбериха. Первоначальная идея была - «Проверено временем» потому, что в этот альбом вошли раритеты – песни, известные узкому и очень преданному кругу почитателей нашего творчества. Они действительно проверены временем, им по 25 лет. Мы подумали: если их до сих пор помнят, то почему нет?..

Ну а потом возникла «Прогулка бездельника» - песни в том настроении и состоянии души были написаны, когда ещё можно дать себе волю побездельничать, прогуляться вдоль Таврического сада (это моё любимое место пеших прогулок в Петербурге); ты идёшь, ничем не обременённый – ни смертями, ни расставаниями… Ты светел, юн, и у тебя рождаются светлые песни… Собственно, потому и концерт акустический – песни были написаны для междусобойчиков, не предполагали богатого антуража. Но мы, как всегда, увлеклись, когда записывали альбом (смеётся), поэтому некоторые песни обросли фитюльками…

Я не из тех, кто садится и думает: «Ну-ка, сочиню-ка я сейчас альбомчик на эту тему, на эту... Так, какая рифма к «сапоги»? «Полусапоги»? Прокатит!» (смеётся). Всё происходит естественно. Пишется – хорошо, нет – значит нет, надо подождать…

- На концерте вы играли на гитаре, скрипке, Валерий ТХАЙ вообще выступил в роли мультиинструменталиста…

- Да, мы любим поиграть на разных инструментах. В последнее время особенно – на барабанах. Шаманим, возвращаемся к истокам (улыбается). Нам нравятся восточные шоу барабанщиков, и в одну из композиций нового альбома – «Жанна д’Арк» в аранжировку вставили эффект такого шоу. Получилась настоящая первобытная песня.

- К творчеству каких исполнителей современных вы относитесь так же уважительно, как к Алле ПУГАЧЁВОЙ, чьи песни сегодня звучали?

- Всю жизнь, с детства любила творчество «Наутилус Помпилиус». Вячеслав БУТУСОВ – человек, который интересен в разных ипостасях и музыкальных направлениях. Тембр его голоса меня завораживает. Если бы мне предложили спеть песню Бутусова, выбрала бы (напевает) «Под колёсами любви».

- А как вы относитесь к попсе?

- Попса – популярная музыка. Часть природы… Жаль, что в этом есть элемент зомбирования, и многие молодые люди просто не способны фильтровать весь этот поток шлака. На настоящее остаётся мало времени, а жаль. Хотя я слушаю с пристрастием – особенно тексты, элементы аранжировок, чтобы понять – чем это цепляет, за счёт чего? Может, из-за простоты? А так как я из любого явления стараюсь вычленить для себя урок, то решила, что простота – это рациональное зерно.

Валерий Тхай, гитарист, партнёр Светланы на концерте, добавил:

- А у попсы в текстах встречаются интересные перверсии… «Я спросил у лифтастоя»… «Стоша Говнозад…». Надо изучать, надо!

- Ваше отношение к «девичьим группам», играющим рок?

- Мы не о «поющих попках» типа «Ранеток» и прочих продюсерских проектах говорим, нет? Достаточно комичное явление, на мой взгляд. Да, из моих уст это странно звучит, я ведь тоже представительница женского пола.

Настю ПОЛЕВУ, Жанну АГУЗАРОВУ уважаю. И Сюзи КВАТРО! Я ходила на её концерт в детстве, помню, как меня поразило: выходит миниатюрная женщина с гитарой почти в её рост. Есть Виктория КОРОТКОВА, талантливая и харизматичная исполнительница. На них смотришь и забываешь вообще, что есть в рок-музыке мужской пол.

- Проект «Звезда меняет профессию» на канале ТНТ, как показалось, не вдохновил вас.

- Не вдохновил потому, что я не пошла работать в модельный бизнес? (смеётся). Нет, было любопытно, но ведь природа распорядилась таким образом, одарила такими данными, которые противопоказаны для профессии модели… Главный итог всего этого эксперимента для меня – я изменила отношение к моделям. Всегда казалось: девули, ноги от ушей, выпендриваются, задницей крутят, чего может быть проще? Не относилась к этому всерьёз. А во время проекта поняла: это труд, да какой! Теперь я иными глазами смотрю на всё это.

- Вы читали по дороге из Питера во Владивосток?

- Не совсем. Я недавно давала концерт в Лондоне, и там меня настигло желание наконец выучить «великий и могучий английский язык, которым разговаривал ЛЕННОН». Решила взять за правило в дороге учить английский, даже не брала с собой никакой художественной литературы - только учебное пособие. Но фига с два получилось учить в полёте. И усталость сыграла роль, и напряжение дороги, так что училась урывками.

Что касается чтения вообще… Недавно у меня был роман с БУКОВСКИ, перечитала с удовольствием, до него читала ПАЛАНИКА. Редко, но метко.

- А какая из книг МУРАКАМИ побудила вас написать песню «Мураками»?

- Никакая (смеётся). Я вообще его книг не читала. Просто летела в самолёте, рядом сидела девушка, которая читала «Хроники заводной птицы». Вот так и родилась строка, а все стали думать, что я знаток, перелопатила всего Мураками… На самом деле видите, из какого сора рождаются стихи иногда.

- Как вы относитесь к книге Елены ПОГРЕБИЖСКОЙ «История четырёх», в которой вы фигурируете?

- Только тем, что фигурирую (смеётся). Это интересная работа, которую мне было любопытно прочесть, узнать о коллегах по сцене. А про себя читать не стала, про меня мне и так всё известно. Лена – умная, талантливая журналистка, и это удачная работа. Да, мы общаемся, когда есть время, всегда рады встрече.

- Какое место в вашем творчестве занимают Иосиф БРОДСКИЙ и его стихи?

- Какое-то очень личное. Как будто он не просто человек, а мой близкий родственник. Люблю я его.

- Вы как-то говорили, что у вас три любимых поэта: Бродский, БЕРАНЖЕ и ЭЛЮАР. На стихи Бродского и Беранже у вас есть песни, а что же с Элюаром?

(Напевает) «Любимая, чтоб твои обозначить желанья, в небесах…».

- Всё уже ГРАДСКИЙ спел – и разве можно спеть Элюара лучше, чем он - так эффектно и тонко? Это пронзило меня в юности и не отпускает до сих пор.

- Что для вас первично – музыка или слова?

- Это очень прочный сплав, трудно разграничить, это всё-таки не медицина: тут первичные половые признаки, тут - вторичные (улыбается). Песня – это сформированный организм, в котором всё имеет значение, причём в равной степени. Единственное – на музыке лежит ответственность не испортить текст, особенно это касается известных авторов, классиков. Здесь нужен деликатный подход.

- Как вы относитесь к творчеству Дианы АРБЕНИНОЙ и группы «Ночные снайперы»?

- Достаточно ровная работа, Диана не изменяет себе, у них узнаваемое лицо, саунд, которому они следует. Эта преданность меня всегда восхищала. Понравилось, как она пела песню Аллы Борисовны на стихи Цветаевой «Уж сколько их упало в эту бездну». Это сложная, очень эмоциональная и яркая композиция. И Диана хорошо её сделала.

- В одном из интервью Диана говорила, что хотела бы спеть с вами на 15-летии «Снайперов». Состоялся ли проект?

- Если бы состоялся, об этом знал бы каждый. Нет, не случилось. Предложение поступило, правда, от меня, но это неважно, и даже было рассмотрено, и даже хотели устроить совместный акустический тур. Но потом всё как-то рассосалось.

- Какой совет вы бы дали начинающим музыкантам?

- Не нужно бояться «самости» и не поддаваться влияниям. Бог каждому дал своё зерно, и наша задача - в течение жизни раскрыть божий замысел в себе, не размениваться. Дерзайте и не теряйте лицо!

- Вы счастливы, Светлана? Вот если по десятибалльной шкале…

- Шкалы для измерения счастья не существует. Не придумали ещё. Тут или да, или нет. Да.

- А в чём смысл жизни?

- В жизни. И в поиске гармонии с окружающей тебя действительностью.