От кросавчегов к художнегам

«Душещепательная комедия!» - зазывают афиши, расклеенные по всему Владивостоку. «На выставке будут представлены работы известного приморского художника Сергея Черкасого», - читает ваш корреспондент в пресс-релизе одной весьма уважаемой и очень культурной

17 окт. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2423 от 17 окт. 2008

«Душещепательная комедия!» - зазывают афиши, расклеенные по всему Владивостоку. «На выставке будут представлены работы известного приморского художника Сергея Черкасого», - читает ваш корреспондент в пресс-релизе одной весьма уважаемой и очень культурной организации…

Поначалу казалось, что это просто ребятки, плохо – в лучшем случае на «троечку» - учившиеся в школе и регулярно пропускавшие уроки русского языка, пришли в рекламу и «пиар». Ничего, думалось вашему корреспонденту, пообтешутся… Нет, всё оказалось намного серьёзнее. Получив давеча ещё один пресс-релиз из конторы солидной и государственной, автор сих строк понял: в России давно уже не русский язык – государственный. А так называемый олбанский. Да-да, тот самый, который недавно казался безобидной игрой на Интернет-пространстве: «жЫвотнае», «аффтар, пеши исчо» и прочая, и прочая… Не верите? Убедитесь.

«Степан Сагайко – скульптор, член Союза художнегов России, заслуженный художнег России. Участник отечественных и международных выставок и скульптурных симпозиумов.

Андрей Родионов – график-акварелист, член Союза художнегов России, Международного художественного фонда...».

А думали, «кросавчег» и «катёнаг» - это всё милые игрушки? Нет. Дожили, граждане. В пресс-службы и типографии пришло новое поколение. То самое, для которого орфография – это нечто устаревшее и смешное, а вот орфоарт и «олбанский» - то, что надо! Недалёк уж тот час, когда все мы начнём общаться примерно в таком же духе. Привет, кросавчеги! Пешите нам в гозету! Исчо!