В таёжном «ресторане» только трюфели не подают

Шкотовское плато испокон веку было «родильным домом» для копытных (особенно для изюбрей) и кабанов Уссурийской тайги. В поисках корма они (самостоятельно или ещё вместе с мамками) разбредались по бескрайнему лесу. Однако в последние годы миграция на юге П

16 окт. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2422 от 16 окт. 2008
b23a4f2c81f4315d17be7ab2f0fbd0f7.jpg


Шкотовское плато испокон веку было «родильным домом» для копытных (особенно для изюбрей) и кабанов Уссурийской тайги. В поисках корма они (самостоятельно или ещё вместе с мамками) разбредались по бескрайнему лесу. Однако в последние годы миграция на юге Приморья значительно сократилась. И причиной стали люди. Не то чтобы удалось резко пресечь браконьерство, хотя и это имеет важное значение для сохранения их популяции. Егеря стали активно подкармливать диких животных. Теперь зверью в период снегопадов или плохого урожая шишки не надо искать лучшей доли за тридевять земель. Еду в определённые места приносят егеря. А потому и численность диких животных стала заметно увеличиваться. Соответственно комфортнее сейчас и хищникам. Так, амурские тигры перестали здесь выходить к местам обитания людей – у них и без того еды достаточно.

Диких животных подкармливают в государственном опытном охотничьем хозяйстве «Орлиное». В конце минувшей недели на его территории состоялся семинар «Методы повышения численности копытных животных в местах обитания амурского тигра», организованный при участии Дальневосточного филиала Всемирного фонда дикой природы. На него собралось около 20 руководителей охотхозяйств со всего Приморья. В качестве эксперта был приглашён биолог-охотовед, писатель, заслуженный работник охотничьего хозяйства ассоциации «Росохотрыболовсоюз», главный редактор журнала «Охота», ведущий программы «Большая охота» на телеканале «Охота и рыбалка» Валерий КУЗЕНКОВ.

«Орлята» учатся летать»

Собственно база «Орлиное» была построена в Кучелиновой пади в начале семидесятых годов прошлого века для генсека ЦК КПСС Леонида БРЕЖНЕВА. Глава советского государства так и не выбрался сюда на охоту, а вот само «Орлиное», пережив взлёты и падения, сейчас превратилось в одно из лучших охотхозяйств страны. Его участки расположены на территории Шкотовского и Михайловского районов в кедровых и широколиственных лесах. Общая площадь охотхозяйства составляет 306 тысяч 184 гектара.

ГООХ «Орлиное» занимается экспериментами в области охотничьего дела.

– Хозяйство существует за счёт государственного финансирования, – рассказывает его директор Сергей ВОБЛЫЙ. – И главное – даже не сама охота в её профессиональном значении, а восстановление популяции животных и образовательные проекты, в перспективе экологический туризм и спортивная охота. Основные виды деятельности: охрана животного мира, проведение биотехнических и воспроизводственных мероприятий, организация и проведение охотничье-рыболовных и экологических туров. На территории проводится ряд мероприятий, направленных на сохранение и приумножение местной фауны. Наибольшее значение имеют охрана угодий от браконьеров, мониторинг численности животных, спасение их в период неблагоприятных условий, подкормка в течение года. Ведутся работы по полувольному содержанию отдельных видов. Раньше для поддержки фауны южного Приморья использовались уже проверенные методы и пробовались различные оригинальные модели с помощью Всемирного фонда дикой природы. Теперь и государство готово заняться данной проблемой. Соответствующее заявление в Уссурийской тайге сделал недавно премьер-министр Владимир ПУТИН.

Последние рубки в этих местах велись более 70 лет назад, стало быть, и лес тут материнский. Эти участки превратились в своеобразный заповедник в охотхозяйстве. В зонах воспроизводства животных категорически запрещена любая промыслово-охотничья деятельность. Да и на других территориях хозяйства охота разрешена только под наблюдением егерей.

Благодаря проводимым мероприятиям в «Орлином» неуклонно растёт популяция диких животных. За три последних года их количество выросло в среднем с 10 до 30 процентов. К примеру, число изюбрей увеличилось с 75 до 124 особей. Здесь постоянно живёт до 5 тигров, 36 белогрудых и 18 бурых медведей.

Где под каждым ей кустом был готов и стол…

В «Орлином» подкармливают животных даже летом, исключение составляют осенние периоды созревания шишек и жёлудей. Вроде парадоксально. Ведь летом и так хватает в тайге еды. На деле немного не так. Кабанихи приводят сюда поросят. Те вырастут и приведут к этим подкормкам собственные выводки.

Охотоведы завезли коллег и журналистов в самую глухомань (всего в нескольких километрах севернее недавно председатель правительства Владимир ПУТИН надевал на амурскую тигрицу радиоошейник). И показали собственное ноу-хау. Помимо традиционных корыт здесь используется оригинальная кормушка из подручных материалов. О её работе рассказал координатор программы регионального филиала WWF России по сохранению биоразнообразия Сергей АРАМИЛЕВ:

– К дереву подвешивается обычная железная бочка, в которой находится зерно. От неё в кормушку заведена труба, нижний конец которой находится в нескольких сантиметрах от днища. То есть зерно сыплется только в определённом количестве по мере поедания уже насыпавшегося. И зверь не сможет дотянуться и перевернуть основной запас. Он съедает только необходимое ему количество. Стало быть, остаётся и другим. В таком хранилище зерно не портится.

Всего же на территории «Орлиного» 38 подкормочных комплексов, не считая солонцов. Они расположены по распадкам и возле ключей, куда может проехать техника. Таким образом, охватывается территория порядка 50 тысяч гектаров.

В особенно снежные зимы активная поддержка помогает зверю выжить. Исполнительная власть готовит распоряжение, которое обяжет и других охотпользователей внедрять на своих угодьях подобную систему подкормки животных. Ведь опыт прошедших лет показывает, что иной раз за зиму гибнет до 70 процентов копытных (так было с косулями в Анучинском, Ханкайском и Михайловском районах). А наличие кормушек даёт им шанс на выживание.

Кушать подано

Чем же кормят посетителей лесного «ресторана»? Это не только традиционный овёс. Присутствует ещё и ячмень, хотя те же кабаны его раньше практически не жаловали. Но поедать это зерно стали совсем молодые животные, а вслед за молодняком им заинтересовались и взрослые особи. Специально для медведей было рассыпано отдельными кучами несколько тонн испортившейся печени трески. Её и другие рыбные отходы перемешивают вместе с зерном. На запах приходят не только косолапые, но и кабаны, бурундуки. Предлагаемый белок очень нужен и важен для организма диких животных. А наличие постоянной кормовой базы даёт шанс для выживания максимального количества молодняка. Для еды также используется подмёрзшая картошка и многое другое. Главное – научить животное потреблять эту пищу.

Кроме того, охотоведы выступают и как заправские земледельцы. Помимо овса и сои они теперь прямо в тайге на небольших делянах выращивают топинамбур. Сочные зелёные стебли зимой и весной привлекают косуль, пятнистых оленей, изюбрей. Корнеплоды в земле выкапывают кабаны. Расходов не так уж и много. Нужно лишь каждую весну перекапывать поле с топинамбуром, потом он растёт сам.

Подтверждением тому, что подкормочные комплексы и солонцы пользуются спросом, служат уже устойчивые тропы, набитые животными. Охотоведы понастроили по соседству смотровые вышки (а кое-где временами устанавливаются фотокамеры). На них периодически поднимаются специалисты, ведут подсчёт зверей, наблюдают за их повадками и нравами, в соответствующих журналах производятся записи. Вышки также пригодятся по мере развития в этих местах экологического туризма. Для охоты наблюдательные посты не использовались.

Охота, брат, охота. Охота на охоту

По итогам прошедшего семинара оценку его работе дал московский гость, являющийся автором одного из вариантов проекта будущего федерального закона «Об охоте», Валерий Кузенков:

– Охота не является пальбой по пролетающей дичи. Это целый комплекс мероприятий, с которыми сейчас в России огромная проблема. В стране с бескрайними лесными просторами народ веками жил охотой. При советской власти это была целая отрасль, наверное, в силу пристрастия к ней горячо любимого Леонида Ильича. Это природоохранная работа, спортивные охота и рыбалка, заготовка пушнины, дичи и дикоросов, приумножение поголовья животных. К сожалению, нет полноценного федерального закона. За время перестройки многое оказалось разрушенным. И оставшееся держится только на энтузиастах. «Орлиное» в Приморье служит тому наглядным подтверждением.

Можно надеяться, что последние заявления президента России Дмитрия МЕДВЕДЕВА на Камчатке и премьер-министра Владимира Путина в Приморье позволят возродить некогда славную отрасль. Пока живо «Орлиное» и во всю стараются его сотрудники, пока проводится столь масштабная работа по сохранению и приумножению биоразнообразия в лесу, пока действует здесь просветительская работа для школьников и студентов биологических специальностей, пока охотоведы делятся опытом между собой, значит, и Уссурийская тайга жива. Вместе с её краснокнижными животными – амурским тигром и дальневосточным леопардом, пушным зверем и копытными, медведями и кабанами. И Приморье будет по-прежнему дарить людям радость охоты. А опыт «Орлиного» пробьёт дорогу по всему Дальнему Востоку и далее по России.

~~Охотничьи байки от Кузенкова:
…Ещё в годы советской власти в надзорные органы в Москву пришло письмо от начинающих охотников-любителей Камчатки. На промысел лося с ними отправился проверяющий. Он заявил, что по закону с каждого подстреленного лося одна задняя часть принадлежит ему. Молодые охотники просили представить им этот регламентирующий документ. Партийные чиновники взгрели предприимчивого проверяющего.

…В рамках борьбы с птичьим гриппом в Подмосковье запретили на один сезон охоту на водоплавающую дичь. Тут мне звонят представители политической элиты – нужно срочно проверить пролетающих на север гусей и уток на предмет наличия болезни. Настреляли они десятки штук перелётных птиц. Все оказались здоровыми. Поэтому охотничьи трофеи разобрали по домам.~~