Порвалась связь времён?

Странные события приходится наблюдать в последнее время: различные подразделения милиции с помпой и размахом одно за другим отмечают девяностолетние юбилеи. Я, конечно, не против; я и сам люблю выпить по хорошему поводу, а бывает, что и без оного. Однако,

15 окт. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2421 от 15 окт. 2008

Странные события приходится наблюдать в последнее время: различные подразделения милиции с помпой и размахом одно за другим отмечают девяностолетние юбилеи. Я, конечно, не против; я и сам люблю выпить по хорошему поводу, а бывает, что и без оного. Однако, когда пьёшь по поводу, то всегда автоматически следишь за его корректностью. В данном же случае с этим наблюдаются непонятки.

Простая арифметика показывает, что гуляющий в эти дни уголовный розыск, как и ряд других милицейских структур, ведёт отсчёт своей биографии исключительно с 1918 года, когда большевики, создавая своё государство, создавали и свои карательные органы. Это я говорю не в осуждение большевиков – на их месте так поступила бы и любая иная сила (взять, к примеру, тех же нацистов в Германии пятнадцатью годами позже). Но, беря за рубеж некую конкретную дату, ты всегда опять же автоматически отсекаешь всё то, что было прежде. И, как мне кажется, в наблюдаемой ситуации это выглядит не совсем честно.

И в XIX, и в начале XX века российский уголовный сыск считался по праву одним из лучших в Европе (в отличие от сыска политического, который, по большому счёту, тех же большевиков и прошляпил). Блестящий репортёр конца позапрошлого – начала прошлого веков Владимир ГИЛЯРОВСКИЙ был не сочинителем, а именно документалистом: герои его материалов, сыщики, контролировали и Хитров рынок, и Марьину рощу, и Сухарёвку, и иные злачные места Москвы, так что те же Жеглов с Шараповым вполне могли считать себя их наследниками.

Не отставали от столичных сыскарей и дальневосточные. «В» не раз публиковал на своих полосах материалы местных краеведов, в которых рассказывалось о том, как век и более назад владивостокский уголовный розыск боролся с опиумокурильнями и разгулом бандитизма.

Так что же теперь? Всю историю побоку? И возвращаемся к празднованию исключительно советских дат?

Помню, в середине восьмидесятых, когда открывался мемориал боевой славы ТОФ, торжества (очевидно, по идеологической благоглупости) были приурочены к 50-летию создания Тихоокеанского флота. Вскоре в печати прошёл ряд материалов, авторы которых недоумевали: а куда теперь девать прославленных адмиралов НЕВЕЛЬСКОГО, ЗАВОЙКО, МАКАРОВА, тысячи жертв Цусимы и героев обороны Порт-Артура? Надо отдать должное флоту: он быстро смекнул и теперь ведёт свою родословную от 21 мая 1731 года, когда императрица Анна Иоанновна подписала указ о создании Охотской военной флотилии. Так-то оно всяко почестнее будет.

Может, и милицейскому руководству стоит повнимательнее отнестись к собственной истории? Желание иметь лишний повод для получения наград и премий, конечно, понятно, но тогда получается, что готовящийся встретить 150-летний юбилей Владивосток первые шестьдесят лет жил исключительно под властью бандитов…