50 лет юридическому образованию в ДВГУ: праздник для всех правоведов Дальнего Востока

По историческим меркам полвека – срок ничтожный. Но для человеческой жизни – немало; за это время происходит смена как минимум двух поколений. А уж если брать образовательный процесс, то 50 лет – целая эпоха. Именно такую круглую дату будут отмечать на эт

23 сент. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2408 от 23 сент. 2008
4d8a579e52d6f0a82c7a0fa38322b2bb.jpg

По историческим меркам полвека – срок ничтожный. Но для человеческой жизни – немало; за это время происходит смена как минимум двух поколений. А уж если брать образовательный процесс, то 50 лет – целая эпоха. Именно такую круглую дату будут отмечать на этой неделе в Юридическом институте Дальневосточного государственного университета. Если взять фломастер и попробовать отметить на карте те места, где работали и работают его выпускники, где учились и проходили стажировки и продолжают стажироваться, где участвовали в международных научных конференциях, то не только карта России, но и, пожалуй, карта всего мира покроется густой сетью точек.

Рассказать об истории, сегодняшнем дне и перспективах юридического образования в регионе корреспондент «В» попросил ректора ДВГУ, директора Юридического института, заведующего кафедрой трудового права, доктора наук профессора Владимира КУРИЛОВА, а помогал ему замдиректора Юридического института, заведующий кафедрой государственного и административного права, доктор наук профессор Сергей КНЯЗЕВ.

Ты помнишь, как всё начиналось

- Прежде всего с юбилеем! И первый вопрос вам, Владимир Иванович: что вы берёте за точку отсчёта?


- Всё началось с учебно-консультационного пункта Всесоюзного юридического заочного института (УКП ВЮЗИ), который был создан при университете в 1958 году. Хотя мы не забываем и своей «большой» истории: ещё в 1919 году при Восточном институте по инициативе общества адвокатов был создан частный юридический факультет. А когда 17 апреля 1920 года Приморская областная земская управа своим решением реорганизовала Восточный институт в Государственный Дальневосточный университет, то в структуру ГДУ были введены историко-филологический факультет, юридический факультет и частный экономический факультет. Так, собственно, начиналось у нас юридическое образование. Но именно поэтому мы подчёркиваем, что сейчас празднуем 50-летие непрерывного юридического образования, хотя фактически оно началось ещё 90 лет назад.

Затем на базе УПП возникла кафедра правоведения в составе историко-филологического факультета. Потом филфак стал самостоятельным, а мы стали историко-правовым факультетом. Самостоятельно юридический факультет начал работать с 1975 года.

- А вы в каком году поступали?

- Я поступил в 1967 году на историко-правовой факультет. Деканом тогда был ОВЧИННИКОВ. У нас вообще за всю историю было всего три декана. Николай Иванович руководил с 58-го по 82 год. 7 сентября 82 года меня избрали деканом юрфака. В 90 году, когда я был избран ректором, деканом стал Сергей Дмитриевич Князев. А в 95 году было принято решение создать Юридический институт. Могу при этом честно сказать, что, если бы не обстановка тех лет, я бы не приветствовал увеличение числа студентов-юристов и не пошёл бы на такой шаг. Потому что наряду с позитивными моментами был и момент отрицательный: началось повальное открытие юридических факультетов в непрофильных вузах. При этом, прямо скажем, во многих случаях не как учебных заведений, а как коммерческих предприятий, которые должны были собирать с населения деньги за юридические дипломы. В этих условиях мы с коллегами решили, что если мы не можем остановить вал неконтролируемого и немотивированного развития юридического образования, то лучше увеличим число студентов. Потому что у нас было гораздо больше возможностей, моральных и материальных прав, чтобы качественно готовить юристов. Тем более что и сравнивать наши возможности с кем-то ещё было бы просто некорректно. Смотрите: до 90 года юридическое образование в регионе развивал только ДВГУ, который готовил специалистов для всего Дальнего Востока. Только у нас были кандидаты и доктора наук, которые работали в Приморье. Простая цифра: не более 5 процентов ныне действующих в РФ юридических факультетов и институтов работали в 1990 году. 95 процентов были созданы после 90 года, и не столько потому, что это было нужно государству и обществу, сколько из коммерческих соображений.

Конечно, огульно говорить, что всё, что было сделано в те годы, плохо - нельзя. Появилась новая Конституция в декабре 1993 года, начали выстраиваться в стране новые отношения. По-иному стали выглядеть и базис (отношения в сфере собственности), и надстройка (политическая система).

Для развития личности нужна свобода

- То есть вам пришлось в 90-е годы если не перестраивать систему образования, то смещать акценты, когда на первый план стали выходить другие разделы права…

- В известной степени. Но хочу сказать, что мы достаточно безболезненно сумели пройти этот этап, потому что фактически загодя, ещё в 80-е годы, начали к этому готовиться. Мы тогда стали внедрять индивидуальные учебные планы. У нас появилась возможность дополнять стандартный учебный план, и мы этим воспользовались. Во многом это стало возможно потому, что у нас работали самые грамотные, самые сильные юристы. Причём не только наши штатные преподаватели-теоретики – мы всегда очень близко работали и с прокуратурой края, и с управлением юстиции, и с судами, и с адвокатурой, что было обусловлено ещё и тем, что почти все работники указанных структур были нашими выпускниками. (Кстати, и сегодня, несмотря на обилие так называемых юрфаков, эта цифра составляет порядка 95 процентов.) Так вот тогда индивидуальные учебные планы были у юристов только в трёх вузах в стране – в МГУ, в ЛГУ и у нас. И нам тогда уже удалось создать, как сейчас бы сказали, очень продвинутый учебный план. Смотрите: если существовало 11 обязательных спецкурсов, то мы предлагали 33 спецкурса, из которых студенты могли выбирать.

- Но это же классика западных университетов, где студент сам выбирает, что будет учить?

- Вы знаете, мы тогда меньше всего думали о западном опыте. Однако и на интуитивном, и на интеллектуальном уровне мы понимали, что развиваться личность может только на условиях стимулирования и свободы выбора. Потому что на уровне принуждения от человека можно получить только минимум. Нам же хотелось получать максимум. Поэтому мы тогда уже давали студентам возможность свободно выбирать специализацию, а с другой стороны, создавали такую образовательную и методическую базу, которая позволяла нам постоянно находиться в поиске, отходя от догм и стандартов в худшем смысле этого слова.

Помните блестящего адвоката Иосифа Моисеевича РЕЗНИЧЕНКО? Он читал не только «Гражданский процесс», но и «Судебную речь», «Судебную этику», «Судебную психологию». Конечно, это существенно расширяло кругозор и давало правовую культуру, я бы сказал, базисные этические установки для будущих юристов.

В те же годы значительно укрепились наши связи с юридическими факультетами МГУ и ЛГУ. Дружеские отношения с ними были ещё и потому, что большинство из нас в те годы защищали кандидатские и докторские диссертации именно там – прежде всего в Ленинградском университете, в Московском университете, во Всесоюзном юридическом заочном институте (ныне Московская юридическая академия, очень хорошая школа) и в Свердловском юридическом институте (ныне Уральская юридическая академия). Вот с этими вузами мы активно сотрудничали, обменивались целевыми аспирантами, научными публикациями, оказывали друг другу помощь. Но и для меня, и для многих моих коллег главной остаётся юридическая школа Ленинградского (ныне Санкт-Петербургского) университета. На мой взгляд, это сегодня самая сильная школа страны: и с учебно-методической точки зрения, и ещё более - с научной. Ну и, конечно, когда заходишь на юридический факультет СПбГУ, то приятно увидеть портреты выпускников этой школы – это и Владимир ПУТИН, и Дмитрий МЕДВЕДЕВ, и Дмитрий КОЗАК, и Антон ИВАНОВ, и многие другие достойные люди, которые определяют сегодня политику нашего государства.

Открыться миру

- Параллельно мы предприняли максимум усилий, чтобы сделать наше образование открытым для международного сообщества и самим открыться для этого сообщества. С 93 года мы контактируем с одной из крупнейших юридических школ США – университета штата Висконсин в Мэдисоне. Согласно нашему договору и при поддержке нашего коллеги, профессора Чарльза АЙРИША мы простажировали там более 30 наших преподавателей. У нас долго работал очень серьёзный договор с юридической школой университета Сиэтла. Сейчас у нас есть договор о сотрудничестве с одной из крупнейших школ на западном побережье США, это юридическая школа Томаса ДЖЕФЕРСОНА в Сан-Диего.

Что характерно для этих наших контактов? Болонский процесс, который начался в Европе с 2000 года, для нас фактически стартовал на 10 лет раньше. В 91 году мне удалось открыть российско-американский факультет совместно с Мэрилендским университетом. Этот факультет действует и сегодня, и уже более трёхсот наших студентов получили дипломы бакалавров Мэриленда. Причём для этого факультета было характерно то, что с самого начала Мэриленд признал – де-факто и де- юре - диплом ДВГУ и нашу учебную программу. Этот был первый явный прорыв, эффект от которого действует и сегодня.

Что касается чистой юриспруденции, то мы начали с обменных программ. При этом нельзя забывать, что юридическое образование в западных странах, в том числе и США – система весьма консервативная. И если Россия тяготеет к романо-германской системе права, то во многих странах действует англосаксонская система прецедентного права. То есть там срабатывает целый ряд факторов, которые не были характерны ни для права СССР, ни сегодня для права России. И поэтому нам войти в образовательные программы юридических школ США было делом практически невероятным. Тем не менее после нескольких лет нашей совместной работы и с университетом Висконсина, и с университетом Сиэтла мы достигли целого ряда результатов. Уже в 97 году, когда мы разослали учебный план нашего Юридического института в 30 крупнейших юридических школ США – и в Йель, и в Гарвард, и в Беркли, и в целый ряд других – все наш учебный план признали. Более того, соответствующая американская федеральная структура официально признала наш диплом и приняла решение, согласно которому выпускники Юридического института ДВГУ могут поступать в американские вузы для получения второй образовательной степени. Следующий элемент нашей совместной работы – это то, что по нашему договору с университетом Томаса Джеферсона в Сан-Диего наши студенты имеют право поступать не просто на основе нашего диплома, но и без сдачи специального тяжелейшего теста. Согласитесь – это тоже свидетельствует о высоком уровне доверия к нашему образованию.

Всё это для нас – внешняя оценка очень сильных и авторитетных юридических школ. Они нас признают. И для нас это важно.

Авторитет держится на кадрах

- Знаю, что в Юридическом институте, как, пожалуй, ни в каком другом подразделении ДВГУ, работает много преподавателей-ветеранов. А есть ли ещё те, кто начинал буквально с первых дней?

- Вы знаете, может, и не с первых дней, но ветеранов у нас действительно немало. Первым, конечно, был Николай Иванович Овчинников. Вскоре к нему присоединился профессор Плехан Сергеевич ДАГЕЛЬ. Ну, это сейчас мы говорим – профессор, а профессорами-то они становились не так легко и не так быстро. Затем – Валентин Степанович МИХАЙЛОВ, участник войны, прекрасный международник. Дмитрий Афанасьевич ТУРЧИН, он жив и продолжает работать, хотя ему уже и за восемьдесят. Такие ветераны, как Юрий Александрович АФИНОГЕНОВ, Татьяна Семёновна ИСАЕВА, Виктор Владимирович СОНИН – они все великолепно работают… Вы понимаете, мы наших «стариков» бережём и стараемся делать так, чтобы им было максимально комфортно.

…Ещё три десятка лет назад у нас на юрфаке появилась первая мемориальная доска – в память профессора Дагеля. Не так давно мы открыли доску в память профессора Овчинникова. Думаю, что в ближайшем будущем появится и доска, посвящённая профессору Михайлову. Человеческие отношения и память просто не позволяют нам забывать о тех, кого мы считали и считаем Учителями с большой буквы.

Думаю, что и материальная база у нас – одна из лучших в стране. Мощности информационной базы тоже не вызывают никаких сомнений. Что касается кадров, то сегодня у нас работают 14 докторов наук, практически все преподаватели имеют учёные степени. И есть очень талантливые молодые ребята, которые подрастают и которые в самом ближайшем будущем защитят свои диссертации.

Преемственность поколений прощупывается. Вот наше старшее поколение докторов наук, профессоров, такие как Турчин, которым за 80. Среднее поколение, к которому, наверное, отношусь и я, и Сергей Дмитриевич Князев, и другие наши специалисты. Есть молодые доктора – ГАВРИЛОВ, АРАНОВСКИЙ. И подрастают молодые ребята, у которых диссертации, что называется, «на выходе».

Важно сказать о наших диссертационных советах и об аспирантуре. Для любого факультета докторат – это показатель уровня и качества. В этом плане у нас очень сильный состав, позволивший создать два диссертационных совета, которые присуждают степени докторов наук по пяти специальностям.

- Возвратов не бывает?

- На сегодня – ни разу. Пока что практика такая, что если защита прошла через наш диссертационный совет, то у ВАКа претензий не бывает. Мы весьма щепетильно относимся к своей репутации.

…Ну и, конечно, нельзя не упомянуть созданные и работающие на базе Юринститута три мощных центра. Это Центр по изучению организованной преступности, которым руководит доктор наук профессор Виталий Анатольевич НОМОКОНОВ. Центр создавался при поддержке Минюста США, и за время существования – с 97 года – сделал очень и очень много. Другая структура, которая существует уже 5 лет, – это Центр по профилактике наркомании и деструктивных воздействий, которым руководит доктор наук профессор Лариса Ивановна РОМАНОВА; на сегодня она является одним из крупнейших в стране специалистов в этой области. В своё время Лариса Ивановна создала в университете «телефон доверия», где специально обученные ею студенты разговаривали – анонимно - со своими сверстниками, столкнувшимися с теми или иными проблемами. Представьте: в месяц по этому телефону раздавалось до двух тысяч звонков.

И третий - Центр сравнительного правоведения России и стран АТР. По вполне понятным причинам в наших научных и прикладных исследованиях это занимает заметное место.

Ещё один важный момент: у нас создан учебно-методический совет по правоведению, и в данном вопросе мы отвечаем за весь Дальний Восток России. К слову, два месяца назад прошло совместное заседание коллегий Генпрокуратуры и министерства образования и науки. Её вели генпрокурор ЧАЙКА и наш министр ФУРСЕНКО. Тема - качество юридического образования.

Ведь буквально со следующего года будет введена двухуровневая система образования. Мы тоже, естественно, перейдём на эту систему. Уровня «специалист» в юридическом образовании больше не будет, мы будем работать на уровнях «бакалавр» и «магистр». И мы считаем, что магистрат – это естественное отражение образования, принятого почти во всём мире. И хочу обратить ваше внимание на такой момент: если будет введён стандарт, в соответствии с которым самостоятельным юристом может быть только получивший второй уровень, то такие образовательные программы на российском Дальнем Востоке сможет вести только Юридический институт ДВГУ. Может быть, по отдельным направлениям ещё Хабаровская академия экономики и права.


Князев: - Я бы добавил, что если тут ещё можно как-то спорить – кто имеет право, кто не имеет, - то мы уже сегодня отлицензированы, и уже сегодня пусть в небольшом количестве, но ведём подготовку магистров. Единственные на Дальнем Востоке, потому что больше ни у кого в регионе такого права на сегодня нет.

- Об этом же, видимо, говорит и тот факт, что именно в аспирантуре Юридического института ДВГУ учатся практикующие юристы, правоведы из многих краёв и областей нашего региона…

- Да, это именно так. И если уж говорить о практиках, то я бы отметил - из последних - две очень сильные кандидатские диссертации. Это прекрасная работа очень опытного юриста, заместителя прокурора Приморского края Юрия Борисовича МЕЛЬНИКОВА и ещё одна очень сильная диссертация – руководителя территориального управления ФСКН Александра Ивановича РОЛИКА. Не сомневаюсь, что эти специалисты – оба, кстати, наши выпускники - работают над докторскими диссертациями.

- Вы говорили о том, что многие преподаватели института стажировались и стажируются за рубежом. А к нам на стажировку приезжают иностранные преподаватели?

- Конечно. У нас стажировались и американские преподаватели, и американские студенты, этот процесс идёт. Более того, несколько лет назад мы с юридической школой университета Сиэтла провели программу обмена судьями и прокурорами двух территорий – Приморского края и штата Вашингтон. Именно мы выступали в роли организатора этого проекта.

Что касается американской профессуры, то буквально завтра на наш юбилей прилетают двое наших выдающихся друзей – декан юридический школы Томаса Джеферсона из Сан-Диего Рудольф ХАСЛ, который является почётным доктором ДВГУ, и представитель Юридической школы штата Висконсин Чарльз Айриш, он станет нашим почётным доктором во время празднования, 25 сентября.

- Ну коль скоро один из элементов предстоящих торжеств вы уже открыли, то расскажите, что ещё будет происходить в эти дни?

Князев: - Главным станет торжественное собрание преподавателей, студентов, выпускников, представителей государственных органов, наших друзей из ведущих юридических вузов страны, которое пройдёт 25 сентября. Одна из особенностей – в мероприятиях примет участие руководство Высшего арбитражного суда РФ во главе с его председателем Антоном Ивановым. Мы также рассчитываем, что примут участие и судьи Конституционного суда, и полномочный представитель президента в Конституционном суде, и целый ряд руководителей других государственных органов. Мы надеемся, что и наши выпускники тоже откликнутся на это знаковое событие.

В эти же дни, 25-26 сентября, будет проходить международная научно-практическая конференция, посвящённая 50-летию нашего института: «Правовая реальность в фокусе юридической науки и университетского просвещения. Она имеет статус международной, потому что среди её участников будут юристы из США, Японии, Таиланда, Китая, Тайваня. И мы очень надеемся, что на конференции – на пленарном заседании и на секциях – удастся плодотворно обсудить вопросы российской и зарубежной юридической науки и образования в XXI веке. Пройдут заседания кафедр, посвящённые как юбилею института, так и юбилеям соответствующих кафедр. Выйдет специальное издание, посвящённое полувековой истории института, а также 4-й номер ведущего российского юридического научного журнала «Правоведение», который целиком посвящён 50-летию института. Будет, конечно, и ряд мероприятий, в том числе и спортивных, с участием студентов.

День грядущий

- Владимир Иванович, наш разговор будет не закончен без рассказа о перспективах. Ведь в этом смысле 50-летие – проходная точка и жизнь продолжится дальше.

- Конечно. Что касается перспектив, то они напрямую связаны с созданием федерального университета. Динамика известна.

7 мая, в день инаугурации, президент Дмитрий Медведев подписал 5 указов, один из которых посвящён сети федеральных университетов. В нём в статье 2 пункт «б» написано о том, что будет создан Дальневосточный федеральный университет. 28 мая межведомственная рабочая группа при правительстве России, которую проводил Аркадий ДВОРКОВИЧ, заслушала нашу концепцию, которая была одобрена. На её основании мы подготовили программу развития Дальневосточного федерального университета, и это программа была заслушана и одобрена уже на заседании президиума правительства России 23 июня. Таким образом, концепция и программа поддержаны правительством. Далее, 24 июля я был приглашён на совещание к президенту Дмитрию Медведеву. Совещание в узком составе проходило в МИФИ. В нём кроме президента участвовали его помощник Аркадий Дворкович, первый вице-премьер Игорь ШУВАЛОВ, вице-премьер Сергей ИВАНОВ, со стороны ректоров были представлены – МГУ, МИФИ, МИСИС и ДВГУ. Там ещё раз обсуждали вопросы создания научно-образовательных центров, в том числе в форме федеральных университетов, которые должны стать конкурентоспособными на мировом уровне.

25 августа была издана новая редакция программы «Развитие Дальнего Востока и Забайкалья», и в этой программе обозначено создание Дальневосточного федерального университета на базе ДВГУ – в той редакции, в которой мы это видели и предлагали.

Моя позиция всегда заключалась в том, чтобы не идти по пути Южного и Сибирского федеральных университетов, а создать наш университет пока без присоединения других вузов – только ДВГУ как база. Из чего я исходил? Главная задача, как мы уже говорили, создание конкурентоспособного научно-образовательного центра. Если брать ДВГУ – в сравнении с другими вузами региона, – то совершенно понятно, что у нас здесь нет конкурентов в области математики, биологии, химии, геофизики, физики, юриспруденции, востоковедения, русистики. Эти программы, как и ряд других, уже сегодня конкурентоспособны на мировом рынке. В нашем вузе фундаментальная наука на 52 процента финансируется из-за рубежа на конкурсной основе. Когда председатель правительства Владимир Путин был недавно в университете, я показал ему стенд с этими данными. О чём это говорит? О том, что эти гранты, эти средства получены исключительно на конкурсной основе. То есть это показатель внешней оценки, того, как нас оценивают в мире, в ведущих научно-образовательных центрах. И эти гранты – ясный показатель конкурентоспособности.

Что должно иметь приоритеты в федеральном университете? Математика, естественные науки, гуманитарные науки – всё это у нас есть. Желательно, чтобы была, конечно, техническая наука. Но здесь, как мы знаем, Россия в целом конкурентоспособна едва ли не исключительно в области вооружений и космонавтики. Поэтому я пока не представляю, что мог бы почерпнуть федеральный университет у местных технических вузов. Может быть, какие-то вкрапления… Но если говорить по-крупному, то, пожалуй, мы вряд ли найдём там что-то, что было бы уже сегодня конкурентоспособным в мире.

Исходя исключительно из этого – а не потому, что мы тут надуваем щёки и бьём себя в грудь, – мы полагаем, что на этом этапе базы ДВГУ для создания федерального университета вполне достаточно. И нам на этапе создания очень хотелось бы избежать всей этой шелухи, хозяйственных споров, которые имели место в Ростове и Красноярске. На следующем этапе государству, очевидно, придётся заняться тем, чтобы кадровый ресурс сконцентрировать, дублирование специальностей (как это сейчас происходит с юриспруденцией, востоковедением и так дальше) устранить.

Поэтому если всё будет происходить так, как запланировано, то Юридический институт на Дальнем Востоке, видимо, будет один – в рамках федерального университета. И я не сомневаюсь, что он закроет все потребности правового обеспечения развития российского Дальнего Востока.