Товарищ Ким Чен Ир не подаёт признаков жизни

Пролетающие над севером Кореи американские и японские спутники-шпионы сейчас с особым вниманием следят за тщательно охраняемым районом элитной пхеньянской больницы «Понхва» («Маяк»), где якобы проходит лечение после инсульта загадочный лидер КНДР Ким Чен

19 сент. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2407 от 19 сент. 2008
ed27084cc2f907957ba07275be0b87d4.jpg


Пролетающие над севером Кореи американские и японские спутники-шпионы сейчас с особым вниманием следят за тщательно охраняемым районом элитной пхеньянской больницы «Понхва» («Маяк»), где якобы проходит лечение после инсульта загадочный лидер КНДР Ким Чен Ир.

Тщательно фиксируются количество прибывающих и отбывающих оттуда лимузинов высших лиц страны, график их движения. На основе этих скудных данных аналитики делают вывод: руководитель одного из самых закрытых в мире государств действительно серьёзно болен, нуждается в стационарном лечении, однако пока в состоянии заниматься делами и выслушивать доклады.

Очередной «вброс» информации о состоянии Ким Чен Ира произвела японская газета «Майнити». Анонимный китайский источник поведал, что проблемы со здоровьем у 66-летнего лидера КНДР резко обострились «ещё летом прошлого года». Он стал чаще, чем обычно, жаловаться на почки, сердце и другие органы. Примерно с апреля нынешнего года жалобы участились, «а уже к июню-июлю из-за осложнения хронических заболеваний северокорейский лидер перестал работать по ночам и ранним утром». Подчинённые, как утверждается, неоднократно были свидетелями того, что Ким терял сознание в своём кабинете.

На этом фоне у «любимого руководителя» в середине августа произошёл инсульт, который вызвал, опять же по данным анонимных источников, частичный паралич левой стороны тела. Однако, как сообщил депутатам южнокорейского парламента глава национального разведывательного агентства, ситуация с Ким Чен Иром пока не фатальна - он «быстро поправляется, сохранил способность внятно говорить и чётко мыслить». Утверждается также, что больной самостоятельно чистит зубы и «может стоять, хотя и с посторонней помощью».

Сигнал из Пекина

Поток успокаивающих заявлений из Сеула понятен - он больше всего боится неконтролируемого коллапса КНДР. А коллапс этот весьма вероятен в случае, если всевластный и обожествляемый лидер, «любимый руководитель» и «дорогой генерал», выпустит из рук рычаги управления - по причине тяжёлой болезни или смерти. Возможное после этого хаотичное объединение страны станет кошмаром для Юга: при любых раскладах интеграция Севера потребует многих сотен миллиардов долларов. За этим маячат резкий спад в экономике самой Южной Кореи, фатальное падение биржевых котировок, бегство капиталов. Сеул пугает и необходимость жить вместе с бывшими гражданами КНДР, которые привыкли существовать в своём идеологическом зазеркалье и имеют весьма мало представлений о том, как нужно себя вести в современной капиталистической стране.

Короче, южане всеми силами хотели бы успокоить страсти. Схожие, но ещё более серьёзные намерения у Пекина: легко заметить, что основной массив анонимной информации о болезни Кима имеет именно китайское происхождение. Из столицы КНР пришло первое сообщение о том, что «любимый руководитель» в августе рухнул от некоей тяжёлой болезни. После этого ненавязчиво появились данные о том, что товарища Кима лечит бригада китайских врачей, которые якобы сделали ему успешную операцию (имеются, кстати, сведения о том, что в Пхеньян сейчас приглашены также французские и германские медики). Из Пекина пришла и ещё одна новость: высокопоставленные представители КНР встречались с северокорейским лидером уже после инсульта.

Цель такого информационного потока очевидна: показать, что Пекин контролирует ситуацию в Пхеньяне, с которым имеет договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи - в том числе и военной. Китай даёт понять - Ким Чен Ир болен, перемены в КНДР необратимы, однако не надо рассчитывать на то, что кому-то под шумок удастся распространить своё влияние на север полуострова. Пекин рассчитывает удержать этот район в зоне своего влияния, его вовсе не радует перспектива появления единой прозападной Кореи, союзницы США.

- Неизбежные перемены в Северной Корее начнутся в крайне выгодный для Китая период, когда новый президент США будет полностью скован необходимостью выпутываться из войны в Ираке, что-то делать с усиливающимися талибами в Афганистане, перестраивать отношения с Россией и Западной Европой после кризиса на Кавказе, - сказал на условиях анонимности источник, близкий к МИД Японии. - Однако тянуть со сменой власти в Пхеньяне тоже особо нельзя. И это может породить соблазн ускорить решение судьбы заболевшего Ким Чен Ира.

Бог-отец и бог-сын

Большинство экспертов убеждены: нынешний пациент больницы «Понхва», получивший по наследству власть от своего отца Ким Ир Сена, умершего в 1994 году, не собирается повторять такой же вариант с одним из трёх своих сыновей. Считается, что старший из них, 37-летний Ким Чен Нам, потерял доверие после того, как был в 2001 году задержан в японском международном аэропорту Нарита - при попытке нелегально въехать в страну по фальшивому паспорту гражданина Доминиканской Республики, чтобы повеселиться в токийском Диснейленде. Этот отлично говорящий по-английски жуир, острослов и любитель сладкой жизни предпочитает жить в космополитичном Макао, а не в суровом Пхеньяне. Впрочем, с июля, по некоторым данным, он прочно «осел» в КНДР и постоянно посещает больного отца.

Второй сын «любимого руководителя», учившийся в Швейцарии 27-летний Ким Чен Чоль, имеет репутацию слишком мягкого человека, чтобы удержать КНДР в ежовых рукавицах. Третий, 24-летний Ким Чен Ун, слишком молод, чтобы командовать престарелыми пхеньянскими генералами и партийными чиновниками.

И самое главное: до сих пор не было никаких намёков на то, что один из трёх сыновей проходит подготовку к роли вождя. Сам Ким Чен Ир, кстати, такой тренинг получил в полном объёме: он занимал ряд высоких должностей и был официально представлен миру как наследник задолго до смерти отца. «Ни один из трёх сыновей не имеет шансов на высшую власть, если его официально не назовёт преемником сам божественный родитель», - считает упомянутый выше источник в Токио.

Поэтому - по крайней мере на первых порах - речь может идти только о коллективном руководстве с участием партийно-государственной верхушки, родственников Ким Чен Ира и командования вооружённых сил, насчитывающих 1,17 миллиона человек. По мнению экспертов в Южной Корее, сам пациент больницы «Понхва» склоняется именно к такой модели передачи власти. Он якобы разработал модель «церковного государства», в идеологии которого основатель КНДР Ким Ир Сен будет играть роль бога-отца, а Ким Чен Ир и после своей кончины - бога-сына. Последующие руководители страны при такой схеме призваны выполнять функции жрецов-толкователей воли этих мистических покровителей севера Кореи.

Но, разумеется, нет никаких гарантий того, что столь экзотическая конструкция окажется жизнеспособной в экономически отсталой и нестабильной стране. Тем более что в государствах такого типа после ухода вождя обычно начинается ожесточённая борьба за власть.

«Серый кардинал»

В любом случае в состав возможного коллективного руководства на первых порах неминуемо войдёт нынешний «человек номер два» в пхеньянской иерархии, 80-летний, но всё ещё энергичный председатель президиума Верховного народного собрания Ким Ён Нам. В так называемой группе родственников особым влиянием пользуется нынешняя фактическая жена Ким Чен Ира - его бывшая секретарша, выпускница университета пения и танца 44-летняя Ким Ок. По некоторым данным, она сейчас полностью контролирует больничную палату, где находится лидер страны. И все контакты с ним идут только через эту даму.

Сильны позиции сестры Ким Чен Ира, 62-летней Ким Ген Хи, и особенно её мужа, 62-летнего заведующего Административным отделом ЦК Трудовой партии Кореи Чан Сон Тэка. Он тесно связан с военной верхушкой и, как полагают, может претендовать на роль «серого кардинала» - с учётом своих прочных позиций в трёх сферах: семье, партии и армии.

Потенциальные члены нового коллективного руководства прекрасно понимают: удержаться у власти они смогут только при поддержке Китая. Любые другие варианты чреваты непредсказуемыми потрясениями и волной чисток, которые затронут всю пхеньянскую иерархию.

Поэтому, как полагают, уход Кима положит конец всем попыткам КНДР сохранять самостоятельность путём растянувшегося на десятилетия лавирования между Москвой и Пекином. Страна фактически станет протекторатом Китая. И, конечно, будет лишена нынешних ракетно-ядерных амбиций. Это, кстати, не худший вариант для России, которая имеет не так уж много рычагов влияния на ситуацию и заинтересована в сохранении стабильности на Дальнем Востоке. К тому же проведение рыночных реформ на севере Кореи по китайскому сценарию даст Москве экономические выгоды. Например, позволит активизировать работу Транссиба, проложить новые энергетические трассы в регионе.

Естественно, возможны и другие варианты, однако уже сейчас ясно: КНДР в её нынешнем виде больше не будет. «Наша гордая республика существует только потому, что существует наш Дорогой генерал», - написала на днях главная северокорейская газета «Нодон синмун». И с этим мнением трудно поспорить.