Гоша Куценко: Я так редко снимаюсь…

Включишь утюг, и там Гоша КУЦЕНКО! Хотя сам знаменитый актёр, приехавший во Владивосток со спектаклем «Игра в правду», более чем скромен и суперзвездой себя не считает. Единственный вопрос, который может вывести его из себя, начинается так: скажите, Фёдор

18 сент. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2406 от 18 сент. 2008
807e40f3f6538ab1018c62f0bac2506f.jpg


Включишь утюг, и там Гоша КУЦЕНКО! Хотя сам знаменитый актёр, приехавший во Владивосток со спектаклем «Игра в правду», более чем скромен и суперзвездой себя не считает. Единственный вопрос, который может вывести его из себя, начинается так: скажите, Фёдор…

– А так у меня в этом году была всего одна премьера, одна скромная романтическо-лирическая картина («Любовь-морковь». – Прим. ред.)

– Но вас можно видеть почти в каждом новом фильме, в рекламе. Наверное, вы просто стараетесь заработать много денег?

– Денег? Нет, я – антибизнесмен. Если, работая, я в какой-то момент понимаю, что мне это не интересно настолько, насколько могло бы быть интересно, меня это раздражает и работать я не могу. Деньги – не главное в моей жизни. Я достаточно редко, на мой взгляд, снимаюсь. Правда, к концу года выйдут ещё две картины – «Любовь-морковь» (часть вторая), и «Обитаемый остров» БОНДАРЧУКА. Но я не снимаюсь в сериалах.

– Зато вы ещё продюсер и музыкант. Талантливый человек талантлив во всём?

– Музыкант – громко сказано. Не рискну себя так называть. Но стремлюсь к этому, развёрнут к музыке. Вот вчера у меня был прекрасный вечер! После ужина мы уже, казалось, без сил заехали в клуб. Вдруг я услышал знакомую тему, перепевку Виктора ЦОЯ «Белый снег, серый лёд…», и с удивлением понял, что это поёт солист моей любимой группы Brazzaville. Моей радости не было предела, я подружился с музыкантами, на спектакль пригласил. Там же встретил Оксану АКИНЬШИНУ, Артемия ТРОИЦКОГО, Юрия КУЗНЕЦОВА, моего любимого актёра, крёстного папу в кинематографе. Так что Владивосток подарил очень щедрые подарки.

– Нас очень хорошо принимают. Спектакль сильно зависит от публики. В этом смысле театр – наверное, главная вещь в нашей жизни. Хотя не раз было, я спал на сцене. А однажды ушёл со спектакля. Мы играли антрепризу, мне стало стыдно за то, как я играю, я встал и ушёл.