Зелёный наряд морского города

Во Владивосток я приехала после окончания Чугуево-Бабчанского лесного техникума в 1952 году. Что поразило меня? Отсутствие толчеи, тишина… Трамваи по Ленинской ещё не ходили, мы шли пешком от железнодорожного вокзала до Луговой, а оттуда – до складов Севе

29 авг. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2395 от 29 авг. 2008

Во Владивосток я приехала после окончания Чугуево-Бабчанского лесного техникума в 1952 году.

Что поразило меня? Отсутствие толчеи, тишина… Трамваи по Ленинской ещё не ходили, мы шли пешком от железнодорожного вокзала до Луговой, а оттуда – до складов Североморторга и конторы Владивостокского лесничества Уссурийского лесхоза – места моей работы (это примерно в районе рынка на площади Баляева было). Территория лесничества была огромной – от микрорайнов № 64 и 71 до островов Рейнеке и Рикорда. Почти повсеместно там были воинские части, везде надписи: «Проход запрещён!», « Стой, запретная зона!».

А в 1953 году я начала работать в управлении лесного хозяйства, которое располагалось на Океанской. Какая она была сказочно красивая! Сопки, чудесный лес, свежий воздух и чистота воды Амурского залива… Собственно, весь пригород – от фабрики «Заря» до 28-го километра – был большой парковой зоной, купаться можно было везде и отдыхать, загорать – тоже.

С центром города сообщение было только по железной дороге – и никаких электричек, обычные паровозы тащили за собой пассажирские вагоны. Но на такие мелочи, как «трудно добираться до работы», никто не обращал внимания.

Как нравилась мне моя работа! Вырубку леса тогда производили только по особому постановлению Совмина СССР, а главная работа была направлена на преумножение ценных лесных пород – мы берегли и выращивали кедр, диморфант, амурский бархат, маньчжурский орех; сберегали леса в таких жизненно важных для Владивостока зонах, как поймы рек Малая и Большая Седанка, Чёрная речка, Лянчихе, водосборные участки Богатая Грива, Шаморский перевал, посёлок Рыбачий, бухта Три поросёнка…

Мы работали так, чтобы леса вокруг Владивостока стояли зелёными круглый год – для этого высаживали сосну, кедр, пихту. И любовались результатами своей работы, и верили в то, что она нужна людям.

Именно потому, что свою жизнь я отдала сбережению леса, сегодня мне так трудно смириться с новым обликом Владивостока – вырубленными лесами на Санаторной, Седанке, деревьями, идущими под топор в любом районе города…

~~Кстати
Дорогие наши читатели! И особенно наши уважаемые корреспонденты – те, кто уже написал или только собирается отправить письмо на конкурс «Мой личный Владивосток»! Задумывая эту рубрику, мы надеялись на ваш активный ответ, но и предположить не могли, что получим настолько интересные, яркие письма. Поэтому мы решили продлить конкурс до конца 2008 года. А в будущем году, когда газете «Владивосток» исполнится 20 лет, «Мой личный Владивосток» станет книгой – уникальным, неповторимым свидетелем эпохи, книгой, которую мы напишем вместе!

Наточите же перья, окунитесь в воспоминания! Мы ждём новых писем! И отдельная просьба: если вы можете проиллюстрировать своё письмо фотографиями с видами старого Владивостока, сделайте это!

Если же возраст или состояние здоровья не дают вам возможности писать – звоните! С удовольствием приедем, поговорим, запишем воспоминания о вашем личном Владивостоке.

Наш адрес: 690600, Владивосток, ГСП, Народный проспект, 13, на конверте сделайте пометку «Мой личный Владивосток». Пишите нам и электронной почтой: vlad-konkurs@mail.ru. Наш телефон – 415-670.~~