В этот день решили самураи

«Японские войска внезапно вторглись на территорию Советского Союза в районе озера Хасан на границе с Кореей, но были отброшены». Господи, как мы не любим делать уроки...

31 июль 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2378 от 31 июль 2008

«Японские войска внезапно вторглись на территорию Советского Союза в районе озера Хасан на границе с Кореей, но были отброшены». Господи, как мы не любим делать уроки.

Допустим, граница проходит по гребню горы. А наши пограничники в июле 1938 года заняли этот гребень на сопке Заозёрной и оборудовали там огневую точку. И более того, спустились чуть ниже на чужой склон и вырыли там окоп. А теперь вопрос: а с чего бы это наши пограничники полезли на чужую сторону? Что их «подвигло»?

В июне границу на Хасане перешёл начальник управления НКВД по Дальневосточному краю Генрих ЛЮШКОВ. Он пошёл якобы на встречу с ценным агентом и не вернулся. Люшков только что «зачистил» всех дальневосточных чекистов и понял, что вот-вот «зачистят» его. И сдался японским властям. И много им порассказал такого, что у них рты пооткрывались.

За бегство Люшкова под трибунал должна была пойти новая порция начальства всех рангов. Вот они и вызверились на командира погранотряда, а тот – на начальника заставы, и ничего не знавшие о Люшкове бойцы полезли на вершину Заозёрной.

Что в ответ сделали местные власти Маньчжоуго? Из ближайшей деревушки на сопку полез местный жандарм. Вот взбирается он один к нашим окопам. Ему кричат по-русски, что обычно кричат в таких случаях. А он идёт.

– Стреляйте в нарушителя границы, – говорит командир своим бойцам, а те не стреляют. Тогда лейтенант ВИНЕВИТИН берёт винтовку у красноармейца и наповал сражает бедного жандарма.

Японская военщина после этого перешла к решительным действиям. Дипломаты потребовали отвести советские войска с китайской территории. А советские заставы атаковали «почтальоны». Местные жители несли письма с просьбой «вернуть территорию». Письма у них никто не взял, и всех выставили. Хорошо, без стрельбы.

БЛЮХЕР, не веря бравым рапортам пограничников, послал на Хасан своих людей. Его комиссия подтвердила, что наши залезли на чужую сторону. Блюхер потребовал «вернуть всех назад», но на него тут же настучали СТАЛИНУ, что командарм «боится воевать».

Японцы перешли от слов к действиям. Наших пограничников выбили с гребней сопок. Сталин потребовал от Блюхера или самому воевать «как подобает коммунисту», или не мешать воевать другим. На Хасан двинули войска из Раздольного и Уссурийска. Танки завязли в болотах. Над Хасанщиной стоял туман, наша авиация сидела на аэродромах. Подтащили тяжёлую артиллерию. Блеснуло солнце, и взлетели самолёты. Японцы чудом удержали Заозёрную, но наши водрузили флаг на гребне рядом. И этот снимок напечатала «Правда» с победной реляцией…

Всё могло затянуться надолго, вмешались дипломаты. Войска развели. Наши враги были «сметены могучим ураганом» и потеряли 500 убитыми и 900 ранеными. Мы отделались «малой кровью»: 717 погибших и 3279 раненых.

Лейтенант Виневитин не знал пароля и был убит своим же часовым. Посмертно стал Героем Советского Союза.

Мы об этом рассказываем своим детям?