Земля просит пощады

Не секрет, что сельское хозяйство в нашей стране находится в затяжном кризисе, из которого выходит с большим трудом. Нехватка кадров, дороговизна оборудования и машин, низкое государственное субсидирование - далеко не полный список тех проблем, которые вс

15 июль 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2369 от 15 июль 2008
8f2288fb434a081edfa50badff5b73a9.jpg

Не секрет, что сельское хозяйство в нашей стране находится в затяжном кризисе, из которого выходит с большим трудом. Нехватка кадров, дороговизна оборудования и машин, низкое государственное субсидирование - далеко не полный список тех проблем, которые встают перед фермерами и коллективными хозяйствами. Отсюда и высокая себестоимость отечественной сельхозпродукции и неуклонно растущий объём импорта продовольственного сырья.

А между тем, похоже, надвигается глобальный продовольственный кризис. Тенденция к резкому удорожанию продовольственных продуктов наблюдается не только в России, но и по всему миру. Отчего выражение «Кусок хлеба – на вес золота» приобретает острую актуальность.

Доля ввозимого в Приморский край продовольствия и сельскохозяйственного сырья составляет более 50% от общего объёма импорта. Цифра поражающая, но логично объяснимая. Если вникнуть в детали проблемы собственного производства этих же продуктов.

Почему производство сельхозпродовольствия убыточно?

Во-первых, конечно же сказывается отсутствие приемлемого дотирования из госбюджета. Если в советское время одно только топливо для сельскохозяйственных машин поставлялось по цене в 10 раз ниже розничной, то теперь и топливо, и машины, и удобрения, и запчасти фермеры вынуждены покупать у посредников, не имея существенных льгот. Подчас затраты на технику превышают доход от реализуемого сырья.

Но не все проблемы напрямую упираются в финансирование. Государственное субсидирование аграрного сектора - это лишь довесок проблемы. Так как деньги вкладывать в эту отрасль, безусловно, надо, а вот во что именно - вопрос спорный.

Лечим или калечим?

Существует не менее важный аспект – биологическая деградация почвы. Плодородность почвенного слоя рассчитывается из массы живых организмов, населяющих земельный участок площадью 40 га. Ещё 20 лет назад уровень плодородности исчислялся в тоннах. Теперь цифры нормативов опустились до килограммов. Техногенное воздействие на обрабатываемые земли оказывается для них губительным. Ещё двадцать лет назад практически не было подобного агрессивного способа возделывания почвы тяжёлой техникой весом от 8 до 30 тонн, которая тратит 80% своих мощностей только на то, чтобы передвинуть себя по полю. Результат: все возделываемые земли, даже при мягком климате, не могут обеспечить и 20 процентов продукции на внутреннем рынке. Не менее беспощадны и химические удобрения, которые применяются для лечения и повышения урожайности сельхозкультур. Это палка о двух концах. Такие удобрения меняют химический состав почвы, что, разумеется, не может положительно сказываться на урожаях.

Нужно полностью менять концепцию возделывания земель и искать новые альтернативные способы засева и сбора урожая. Новые или хорошо забытые старые.

Так, ещё в 1976 году в Астраханской области была опробована новая разработка засевочной машины, передвигающейся по проложенной на поле железнодорожной колее. Как и всякое изобретение, его надо было изучить и отладить. Многое упиралось в слишком дорогой и глубокий фундамент под колею. Учитывая глубину промерзаемости земли, он должен был вкапываться на глубину 1,5 метра, быстро изнашивался и приходил в негодность. Да и стоил он весьма недёшево. Но даже при этих издержках экономия на машинах, топливе и дорогостоящих удобрениях превосходила все ожидания. Однако в конце восьмидесятых в силу известных причин были прекращены все опытные работы в этом направлении.

И по сей день все сельхозработы ведутся традиционным способом. Сеют и собирают тяжёлые машины. Зерно не отбирается. Качественное и некачественное, оно где-то сеется на глубину 15 см в землю, где-то лежит на поверхности и служит кормом для птиц.

Приморский ответ

Между тем нашим земляком, приморским изобретателем Игорем ЩЕРБАКОВЫМ, в 2002 году была запатентована, собрана и тестирована опытная установка УРС-1. Эта машина со скоростью 200 зёрен в секунду производит сортировку, отбирая больные и повреждённые семена.

Лечение и протравка ростков, полученных из несортированного зерна, существенных результатов не даёт. Агрономы не могут добиться повышения урожайности больше чем на 2-5%. Однако при использовании новой установки урожайность повышается - в это трудно поверить - в 15 раз, даже без использования удобрений. Без отбора зёрен соя вырастает на 40-50 см в вышину и даёт 4-6 бобов на стебле. Отобранный посевной материал даёт растение 1,2 м в высоту при количестве 120 бобов на стебле. Более того, оставшиеся в земле после сбора урожая корни здоровой сои – это ценнейшее азотное удобрение, почва обогащается и перестаёт болеть.

Впервые изобретение обычного слесаря из Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН было опробовано на заброшенном дачном участке в селе Новонежино. Игорь Фёдорович с помощью своих друзей-энтузиастов привёз УРС-1 в посёлок, где, не подготавливая землю, засеял отобранное машиной здоровое зерно сои. Урожай превзошёл ожидания даже самого изобретателя.

Стоимость производства такой установки около одного миллиона рублей. В ходе последующих, неоднократно проведённых испытаний был рассчитан чистый доход с одного гектара земли. Он превышает 50 тысяч рублей. Урожай, полученный с 40 гектаров, окупает машину полностью. Известно, что в России на сегодняшний день культивируется 700000 гектаров под сою и получают с этих земель около 800 тысяч тонн урожая. При использовании же УРС-1 результат может вырасти кратно.

Но если эту машину объединить с не менее важным, запатентованным полтора года назад изобретением Владимира КОВАЛЕНКО - опорной системой для мостового земледелия, результаты окажутся просто ошеломляющими.

Ногами не ходить!

Владимир Валентинович, коренной житель Владивостока, в 70-е годы, как и большинство трудящегося народа, в обязательном порядке ездил в колхоз. В подшефном хозяйстве, расположенном в Черниговке, его, ведущего автомеханика, особенно интересовали машины для засева и уборки урожая. Однако позже, узнав и увидев своими глазами тот масштаб вреда, который эти машины наносили земле, он задался целью изобрести доступный механизм как альтернативу сельхозтехнике для возделывания почты. Идея о том, как восстановить плодородие сельскохозяйственных угодий, остаётся ведущей для Владимира Валентиновича и сегодня.

Лёгкий и дешёвый фундамент под колею, по которой перемещается сельскохозяйственная почвообрабатывающая техника, вкапывается на глубину 30 см в землю, а его запас прочности исчисляется 30-40 годами. Установлено, что удобрений для земли, которой не касается нога человека и тем более 30-тонный механизм, нужно в пять, а то и в 10 раз меньше. Корни взращиваемых культур получают достаточно кислорода через взрыхлённую, не утрамбованную техникой землю. Что естественным образом увеличивает урожайность.

Подобная мостовая установка не требует мощного двигателя и потребляет гораздо меньше топлива, нежели привычная техника. Разработанная система не зависит от погодных и климатических условий, она способна работать круглосуточно и управляется одним работником. Семена опускаются на 15 см. в землю, точность обработки земель порядка 99%.

Затраты на промышленное производство рельсовой установки на площади 40 гектаров составят 2-3 миллиона рублей. Расчёты показывают, что эти траты легко окупятся в первый же год.

Мы это можем

По словам Бориса ПРЕОБРАЖЕНСКОГО, заслуженного эколога РФ, профессора, доктора геолого-минералогических наук, главного научного сотрудника ТИГ ДВО РАН, важнейшими факторами, отрицательно влияющими на биологические процессы в почве, являются механическое давление на почвенный слой и активное использование удобрений-химикатов. А использование двух взаимодополняющих технических изобретений даёт реальную возможность повысить урожайность по сравнению с традиционным земледелием, полностью автоматизировать процесс, обрабатывать все зерновые культуры. Эти установки способны реанимировать отечественную сельскохозяйственную промышленность и помочь накормить всё население страны собственной продукцией. Это один из немногих случаев, когда количество переходит в качество. Согласно расчётам одна только Приханкайская долина при грамотном посеве способна будет кормить территорию вплоть до Урала.

Известно, что неуклонный рост цен на нефть послужил катализатором для активного поиска заменителей нефтяных продуктов. Для примера: только США тратят из госбюджета миллиардные суммы на внедрение, производство и пропаганду биотоплива, которое изготавливается из зерновых культур. Его преимущества активно рекламируются в прессе и на телевидении. Руководство США и европейских стран видит в этом реальную возможность стабилизировать цены на мировом рынке энергоресурсов. Соответственно, зерна требуется всё больше. Всё чаще употребляется, пока неофициальный, термин «продовольственный АРЕС». В страны, лидирующие по производству и объёму экспорта сельхозкультур, входят Новая Зеландия, Австралия, Аргентина, Бразилия, Канада. Россия не занимает и десятой строчки, несмотря на обширнейшие территории, не обеспечивает продовольствием даже внутренний рынок.

Поэтому прикладное значение предложенных и разработанных систем трудно переоценить. Сегодня все просьбы о государственной поддержке дальнейшего усовершенствования этих изобретений не находят ответа. Но капля точит камень и рано или поздно последняя переполнит чашу. Эти установки неминуемо будут востребованы, так как иного пути нет. Традиционное земледелие зашло в тупик. А увлечение нанотехнологиями вряд ли способно накормить страну уже завтра.