Город-эталон

С моим Владивостоком я встретилась 9 мая 1964 года, когда тёплым солнечным утром вышла из поезда дальнего следования. И сразу же застыла от восторга, глядя на здание железнодорожного вокзала, на его необычную архитектуру. На привокзальной площади было мно

11 июль 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2368 от 11 июль 2008

С моим Владивостоком я встретилась 9 мая 1964 года, когда тёплым солнечным утром вышла из поезда дальнего следования. И сразу же застыла от восторга, глядя на здание железнодорожного вокзала, на его необычную архитектуру. На привокзальной площади было много красивых, нарядных людей, одетых лучше, чем в других городах Союза.

Впечатление, правда, подпортило зрелище лежащей посреди площади пьяной женщины, которую равнодушно обходили и прохожие, и милиция.

Первая прогулка по центральным улицам – с подружкой Александрой… Казалось, что по асфальту текут красные ручейки – это потому, что женщины (по тогдашней моде) носили газовые цветные японские платки, повязанные на манер тюрбанов. И в большинстве своём красного цвета.

На одном из домов по улице 25 Октября прочла вывеску: «Родильный дом № 4». А Александра возьми и пошути: «Здесь ты родишь сына». И как в воду глядела! 27 апреля 1967 года именно в этом роддоме появился на свет мой сын! А через много лет здесь же родилась моя внучка…

В те годы берег Спортивной гавани ещё не был благоустроен, и вода была очень чистая. Днём у рыбаков покупали свежий улов гребешка, трепангов, крабов, рыбы. А я ещё расспрашивала о том, как готовить все эти деликатесы, и со мной щедро делились рецептами. Немало морепродуктов можно было купить в рыбном магазине на Светланской – вплоть до мяса кита и миног! Приезжие ходили туда, как на экскурсию.

На том месте, где сегодня магазин «Милленниум» и Приморскгидромет, было очень красивое длинное белое здание с ажурной кладкой, оно как будто было накрыто кружевом… Когда его сносили, горожане были очень недовольны.

Конечно, вскоре побывала я и на барахолке – единственном во Владивостоке месте, где можно было купить товары со всего света. То, что не запрещено было продавать, лежало на земле, а вот разного рода контрабандные товары продавцы предпочитали носить в руках или даже прятать на теле и намёками пояснять покупателям, что продают. Милиции боялись и продавцы, и покупатели, потому и общались между собой намёками и жестами… Иногда и взгляда хватало… Поход на барахолку всегда был нервным мероприятием, выходя оттуда, люди вздыхали с облегчением. Там я купила свою первую в жизни мебель: кустарной работы кухонный стол. До остановки троллейбуса мы с подругой несли его на руках, даже на землю не ставили…

Много городов повидала я за свою жизнь. И везде, где бывала, рассказывала о Владивостоке – о море, о красоте, о том, как умеют ждать и любить наши женщины, какая удивительная атмосфера царит в городе, когда в порт возвращается китобойная флотилия «Советская Россия»…

Владивосток стал для меня эталоном, с которым сравнивала я другие города. И все проигрывали! Все! Не те масштабы. Везде было тесно моей душе…