Четвёртый мэр

ВЛАДИВОСТОК – окно на границе. Через него двигаются миллиарды долларов в страну и из неё. Неудивительно, что пост мэра был предметом острого соперничества разных влиятельных групп. За него бились те, кто разбогател на браконьерстве морепродуктов, и те, кт

3 июль 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2363 от 3 июль 2008

ВЛАДИВОСТОК – окно на границе. Через него двигаются миллиарды долларов в страну и из неё. Неудивительно, что пост мэра был предметом острого соперничества разных влиятельных групп. За него бились те, кто разбогател на браконьерстве морепродуктов, и те, кто поднялся на ввозе японских машин. За теми и другими стояли и бандиты, и «силовики». И если в начале 90-х силовики сами шли к бандитам «зарабатывать пенсию», то через десять лет всё вернулось на круги своя. Бандиты уже имели своих кураторов и как элемент консервативный и патриотичный (языков не знают, что им за границей делать?) считались даже некоторым элементом стабильности.

Горожанам всё это было понятно, поскольку и в бандитах, и в браконьерах, и в силовиках ходили их одноклассники и одногруппники. Но как-то не нравилось.

И первоначально первым выборным мэром города стал морской офицер. Он всё схватывал на лету и всё «реорганизовал» так, что старое уже не работало, а новое ещё не работало. Никто из его соратников не выдерживал диктата его кипящего мозга, работы по ночам и скоропалительной расправы. В итоге рядом с мэром остались лишь совершенно бесхребетные люди. Не уставая бороться с врагами, этот человек объявил войну даже городскому ландшафту. Но в бюрократической войне всё-таки проиграл и был отстранён.

При втором мэре началась контрреволюция. Вроде всё вернулось назад, но уже в изрядно поломанном виде. И если прежний мэр доказывал, что все городу должны, то этот признал долги мэрии перед теми, кто душил горожан высокими тарифами на коммунальные услуги. В итоге городская казна работала на «возврат долгов» больше, чем на развитие. К тому же и новый мэр оказался с характером. Характер этот хорошо описан у ГОГОЛЯ. С одной стороны, маниловские прекраснодушные мечты опутать весь город канатными дорогами, «как в Швейцарии», с другой - медвежья поступь администратора и ноздрёвская лёгкость в речах, которыми мэр благословлял подопечных горожан по государственному радио еженедельно. Он заложил опору под канатную дорогу и мраморный колумбарий. Оба проекта «повисли».

Третий мэр был «правильным пацаном». В нём чувствовалось желание сделать родной город лучше. Но мне кажется, что его погубила классовая ненависть к коммерсам. Наверное, думаю я, он считал их паразитами и полагал, что все их деньги «принадлежат городу». И когда москвичи тыкали мне в нос, что у нас мэром избрали бандита, я им говорил, что по мне хуже высокопоставленные чиновники, которые путают свой карман с государственным и тянут всю страну на дно. Этот не успел развернуться.

Потому что… Потому что все три последних мэра побывали под следствием. Двое получили «срока».

18 мая Владивосток избрал четвёртого мэра с надеждой, что всякую тенденцию, особенно негативную, следует ломать!

«История» - дама неподкупная, пиаром в неё не попасть. Вот почему сейчас так велик интерес горожан к первым шагам новой команды. От неё сейчас зависит судьба Владивостока.

Три бывших мэра пали, а пятому не бывать!

Переломим тенденцию?