Может, БДТ вернётся?

ВСЁ хорошее когда-нибудь заканчивается. Тем более – гастроли. Тем более – долгожданного Большого драматического театра имени Товстоногова. Две недели назад 86 человек – актёры, представители многочисленных цехов – прилетели во Владивосток, чтобы подарить

1 июль 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2361 от 1 июль 2008
ceef3d6b3cab14b41a0faaad51424653.jpg

ВСЁ хорошее когда-нибудь заканчивается. Тем более – гастроли. Тем более – долгожданного Большого драматического театра имени Товстоногова. Две недели назад 86 человек – актёры, представители многочисленных цехов – прилетели во Владивосток, чтобы подарить нам 10 дней высокого искусства театра. 10 дней аншлагов. И вот – мы прощаемся с БДТ. И будем жить надеждой на встречу.

Валерий ИВЧЕНКО: - Да, БДТ меняется, но мы должны двигаться вперёд. Один из труднейших периодов для театра и всей страны прошли вместе с Кириллом ЛАВРОВЫМ, который провёл наш корабль через бурные времена достойно.

Мы - театр актёра, и поныне наш главный режиссёр Темур ЧХЕИДЗЕ строит БДТ на актёрах, а не на концепции, приёмах или эксперименте. Мы разговариваем со зрителями от сердца к сердцу.

Мария ИГНАТОВА: - «Мария Стюарт» - сложный спектакль, многослойный. И то, как Ира ПАТРАКОВА справилась с ролью, доказывает: БДТ ориентирован на молодёжь, доверяет молодёжи, у нас много талантливых молодых артистов! Ира вызывала уважение с первых репетиций!

Валерий ДЕГТЯРЬ: - Никогда не чувствовал себя мэтром и не пытаюсь получать удовольствие от этого положения. Не перестаю с восторгом и удивлением смотреть на тех, кто умнее, опытнее, лучше, чем я. Когда есть такие актёры, на которых смотришь и понимаешь: да, мне ещё расти и расти… Дай бог никогда не почувствовать себя в роли человека, которому нечего искать и нечего знать.

КСТАТИ. Эксклюзивное интервью Валерия Александровича читайте в ближайших номерах.

Олег БАСИЛАШВИЛИ: - Советский театр, русский театр пропустил целый этап развития – театр абсурда. У нас его не было. Как-то мы играли в Эдинбурге «Дядю Ваню». Я играл Войницкого. Первый акт… Войницкий рассказывает, что здесь происходило, ну вы помните… В Союзе всегда это встречалось публикой тепло, не более. А тут в зале – хохот! Рядом со мной сидит Николай ТРОФИМОВ, знаменитый комик. Думаю, что он делает во время моих слов, что все так смеются? Кошу глазом – ничего не делает. А публика хохочет. В антракте подхожу к ТОВСТОНОГОВУ: какой-то ужас, что такое? А он отвечает: не волнуйтесь, Олег, то, что вы произносите, - это абсурд. И они смеются, потому что воспитаны на ИОНЕСКО, они готовы к восприятию…

Сегодня наши драматурги, по сути, возвращаются во вчерашний день, когда пишут пьесы в стиле абсурда. Современная драматургия существует, надо только, чтобы наша литчасть занималась не разгадыванием ребусов на компьютере, а поиском пьес!

Алиса ФРЕЙНДЛИХ: - Да, но у этих авторов, в том числе российских, одна беда: замах роскошный, читаешь, не можешь оторваться, и вдруг к концу – всё в песок. Впечатление, что они все знают, про что писать, но не знают, чем закончить. А ведь в финале должен быть взлёт! А тут… Я, мол, повесил на лампочку, а вы там разбирайтесь…