Не путайте нас с Биланом!

ЛАУРЕАТЫ Государственной премии, народные артисты России, мэтры, звёзды – к Олегу БАСИЛАШВИЛИ и Алисе ФРЕЙНДЛИХ подойдут самые яркие определения. Но и они не затмят главного. Это люди уходящей, к сожалению, формации. Интеллигентные. Образованные. Прекрасн

25 июнь 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2358 от 25 июнь 2008
c364d8a19c258d38a4d8fcbb73c0d17b.jpg

ЛАУРЕАТЫ Государственной премии, народные артисты России, мэтры, звёзды – к Олегу БАСИЛАШВИЛИ и Алисе ФРЕЙНДЛИХ подойдут самые яркие определения. Но и они не затмят главного. Это люди уходящей, к сожалению, формации. Интеллигентные. Образованные. Прекрасно владеющие и русским языком, и умами зрителей…

Во Владивостоке Алиса Бруновна и Олег Валерианович показали два спектакля: «Калифорнийская сюита» и «Дядюшкин сон». Оба – с аншлагами!

Шкура неубитого ме…

– Алиса Бруновна, поздравляем вас с вручением Госпремии. Выступая с ответным словом, вы были очень дипломатичны. Вы сами его писали?

– А кто ещё? В жизни никогда мне не диктовали, а если пытались, я прерывала на третьем слове. До последнего не знала вообще, буду ли говорить, спрашивала, а прилично ли просто поблагодарить и сесть на место? Раньше вообще всё это вручение было очень скромным, совсем недавно добавили помпезности…

– Вы общались с президентом МЕДВЕДЕВЫМ?

– Нет, не успела (смеётся). Мы не успели испечь пирог с капустой за бытность Медведева в президентах. Слишком мал срок пока.

– Соблюдали ли вы дресс-код?

– Да. Это было в приглашении. Тёмная одежда, платье, никаких брюк. А я всю жизнь ношу брюки, так что пребывание в юбке было мучительно… Таков протокол… Занимаются какие-то специальные чиновники за отдельную, видимо, зарплату совершенно бессмысленным делом.

– А вы уже думали, но что потратите деньги?

– Ну, во-первых, она всё ещё идёт по каким-то там счетам. Думаю, но озвучивать не стану. Чего ж делить-то шкуру неубитого Медведева… ой, медведя (смеётся). Каламбур вышел.

– Что вас за последний год помимо работы впечатлило? Книга? Фильм?

Алиса Фрейндлих: – Весь последний год, а точнее – сезон, мы с Олегом Валерьяновичем были заняты репетициями «Дядюшкиного сна», поэтому времени не было. Через дорогу вот перешла и посмотрела в Малом драматическом пьесу Льва ДОДИНА «Жизнь и судьба», мне очень понравилось, я порадовалась, что Додин, который в какой-то период стал заниматься актёрской эквилибристикой, вдруг вернулся к настоящему театру. Очень понравился спектакль «Игроки» Олега МЕНЬШИКОВА!

Что касается книг… Нравится читать Татьяну МОСКВИНУ. Она чешет всех, как хочет, владеет словом совершенно упоительно, анализирует события в театральной жизни. Вообще я часто перечитываю книги, в этом сезоне, как можно догадаться, на прикроватной тумбочке лежал ДОСТОЕВСКИЙ – как Библия.

Олег Басилашвили: – Мне, как киноакадемику, прислали диски с фильмами, номинированными на «Нику», я их посмотрел. Обрадовался – уровень российского кинематографа растёт, он становится более правдивым, более жёстким, актёрские работы стали лучше. Я вообще завидую молодым актёрам, которые сейчас перед камерами чувствуют себя свободно. В моё время груз ответственности, который актёр всегда ощущает, усугублялся идеологией, гнобил, гнобил… Конечно, сегодня у молодых много распущенности и самолюбования, но это пройдёт! Потому я защищаю Сергея БЕЗРУКОВА, которого все вдруг начали топтать… У нас вообще любят топтать талантливых людей, такая русская народная забава. На него набросились – за «Есенина», за «Пушкина»… А я считаю, что никто в русском театре сегодня не может так сыграть ПУШКИНА, как сыграл Безруков. Да, делаем скидки на плохую драматургию, режиссуру, но он в роли попадал точно, в суть! В спектакле «Мёртвые души» в МХТ он потрясающе играет Чичикова!

Вот я вам советую почитать Станислава РАССАДИНА – «Самоубийцы» и «Самоубийство». Это литературные эссе. В первой книге – о писателях, которые убивали себя. Не только физически, но и духовно. Вторая книга посвящена МАЯКОВСКОМУ. Обе читаются как детектив! И третья – Бенедикт САРНОВ «Случай Эренбурга». Не читали? Что ж это вы – журналисты – и ничего не читаете? Какие ж вы, к чёртовой матери, журналисты? Эх… Ладно. Обязательно прочтите.

Не ищите в классике заплаток

– Скажите, пожалуйста, какая ваша любимая роль в кино?

Алиса Фрейндлих: – Роли, которые мне симпатичны, за которые мне не стыдно – в фильмах «Успех» и «На Верхней Масловке». Это не значит, что я не отношусь нежно к тому, что делает РЯЗАНОВ, он любит театральных актёров и снимает их, умеющих работать внутри роли. Но Калугина – не моя любимая роль.

– В «Жестоком романсе» вы играли 10 лет назад. Если бы сегодня вам предложили Хариту Игнатьевну, вы бы сыграли её так же?

Алиса Фрейндлих: – Трудно сказать. Вот в «Дядюшкином сне» моя Марья Александровна в чём-то рифмуется с Харитой Игнатьевной, хотя она и более изворотливая… Не думаю, что сыграла бы как-то иначе. Другое дело, что я – другая, прошло 10 лет… Более корявая (смеётся). Классику не надо выворачивать наизнанку, искать швы и заплатки. Зачем? Достоевский сказал, что душа человека – поле, на котором ведут борьбу бог и дьявол, и весь вопрос в том, кто в какой момент победит. Это вечная точка отсчёта.

– А что вам интереснее играть – классику или современную драматургию?

Алиса Фрейндлих: – Да её нету, современной драматургии… Разве что ПЕТРУШЕВСКАЯ…

Олег Басилашвили: – Ты не права. Есть! По просьбе Темура Чхеидзе я нашёл несколько очень талантливых пьес питерского драматурга Сергея НОСОВА.

Носов, работающий в жанре театра абсурда, – очень хороший автор, его «Берендеи» и «Осенняя перемена меню» – идеальный язык, свой у каждого персонажа!

– В ближайшее время мы увидим вас в новых теле– или кинопроектах?

Олег Басилашвили: – До приезда во Владивосток я снимался в фильме «Доходное место» у Игоря МАСЛЕННИКОВА. А сразу из Владивостока мы с Алисой Бруновной едем в Москву сниматься в фильме по «Миргороду» ГОГОЛЯ. Да, перед вами Пульхерия Ивановна и Афанасий Иванович. Если это получится – вы нас увидите!

Публика одичала

– Как вас принимает Владивосток?

Алиса Фрейндлих: – Неплохо. В первый день мы ещё толком не адаптировались с этой переменой времени…

Олег Басилашвили: – Да в первый день до 10-го ряда всё номенклатура какая-то сидела, это чувствовалось. Мёртвые 10 рядов! Значит, там бандиты, пришедшие к власти, не посаженные ещё вице-губернаторы и так далее. Нет контакта!

Публика вообще изменилась в худшую сторону. Везде, не только во Владивостоке. Во-первых, никто ничего не читал. Читают только, кто с кем живёт и болен ли триппером КИРКОРОВ. Ведут себя на спектакле жутко. Вот вчера. От восторга в зале кто-то свистел! Этот идиот, получается, посещает только концерты…

Идут с цветами, начинают общаться, просить автограф – а мы ещё не закончили, спектакль идёт! Спасибо, конечно, что хотите поблагодарить, но ведь это не концерт… как его… гениального-то нашего… БИЛАНА! Это спектакль! И так делать нельзя! Я готов ногами этих людей растоптать! Орда какая-то – и так повсюду… Что произошло со зрителем? Одичали?

Алиса Фрейндлих: – Телевизор развращает… Не всегда проявления зрительской любви приятны…

– Успели что-то посмотреть в городе?

Олег Басилашвили: – Много не гуляю, эти ваши горы… Предложили поехать на Русский поесть трепанга. От этого слова меня уже начало подташнивать. На катере, под солнцем – да мы ещё больше устанем! Хочу просто тихонько погулять по Набережной.

Алиса Фрейндлих: – Хочу подышать свежим морским воздухом. Но не по горкам! Мы же не школьники…

«Дядюшкин сон» вот ещё пока не наигран, не встал на ножки, это дитя… И мы в диком нерве листаем роли – 15 мая сыграли, прошёл месяц, надо вспомнить.

– Говорят, что великие актрисы становятся заложницами успеха и приносят в жертву театру личную жизнь…

Алиса Фрейндлих: – Какая-то цепь самоотречения неизбежна. Но жизнь питает творчество, если ты не любил – не сыграешь любовь, если нет детей – не сыграешь мать на воображении. Надо знать это кожей! Другое дело, что эмоциональный бункер у человека один и если он израсходовал запасы оттуда куда-то на сторону, то что предъявит на сцене? Вот подсознательно мы всегда экономим эмоции. Во имя сцены.

– Олег Валерианович, в вашей жизни был опыт хождения во власть…

Олег Басилашвили: – Да. Я понимал: если могу сделать что-то, чтобы помочь этой несчастной стране выйти на правильный путь, как можно от этого отлынивать? Это были самые счастливые дни моей жизни: впервые я делал то, чему целиком соответствует моя совесть. Общался с людьми честными, умными, правдивыми, порядочными, патриотичными – ВОЛКОГОНОВЫМ, ЧУБАЙСОМ, ГАЙДАРОМ, СТАРОВОЙТОВОЙ… Это люди будущего века и они пытались выволочь страну из грязи, но она активно сопротивляется до сих пор.

– А что за история о том, что ваш дедушка арестовывал СТАЛИНА?

Олег Басилашвили: – Да, я так говорил, но правда это или нет – не скажу. Потому что близятся сталинские времена и очень опасно становится быть внуком деда, который арестовывал Сталина.