«Скорая змеиная помощь» пока на приколе

Вот уже почти четверть века в моём родном городе, да и во всём южном Приморье я являюсь человеком, который по экстренному вызову отправляется ловить змей. Такую работу я выполнял как частное лицо и укрощал пресмыкающихся практически даром и только в после

21 май 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2340 от 21 май 2008

Вот уже почти четверть века в моём родном городе, да и во всём южном Приморье я являюсь человеком, который по экстренному вызову отправляется ловить змей. Такую работу я выполнял как частное лицо и укрощал пресмыкающихся практически даром и только в последнее время начал взимать за оказанную услугу плату.

Памятуя о том, что любой труд должен быть вознаграждён, я стал обращаться в разные инстанции с единственной просьбой – принять меня на работу в должности серпентолога (специалиста по змеям). И тогда я, как настоящая «скорая помощь», буду выезжать на место происшествия и не буду взимать с пострадавших плату.

Так, в конце 80-х годов прошлого века попал на приём в горисполком. Безрезультатно. Время шло, и из советской моя Родина стала российской, но, как и раньше, ответ чиновников один – вежливый отказ. Он прозвучал из уст руководителей четырёх (!) природоохранных комитетов, Думы города Владивостока, управления кадров администрации Приморского края, администрации города Владивостока, Главного управления МЧС по Приморскому краю, Всемирного фонда дикой природы…

На приёме у и.о. главы города Владивостока Александр МЕЛЬНИКОВ мне целый час объяснял, что я не могу работать змееловом по той простой причине, что не имею высшего образования. Я не удержался и задал встречный вопрос: имеют ли уборщицы в администрации города высшее уборщицкое образование? Ведь я не собирался быть чиновником и сидеть в кабинете!..

Как мне удалось выяснить у старшего помощника прокурора Приморского края Ирины НОМОКОНОВОЙ, на работу меня мог определить любой руководитель городской, краевой или иной структуры, занимающейся охраной природы. Но, видимо, у чиновников существует фобия, а точнее, боязнь ответственности, и они решили не брать на себя лишнее бремя ответственности.

Ведь только в 2007 году нам, змееловам, пришлось выезжать 120 раз. Юрких непрошеных гостей находили в жилых домах и подвалах, в детских садах, школах, различных организациях и учреждениях. Среди пойманных змей были ядовитые особи. В конце августа 2004 года в Первомайском районе, в средней школе № 74, каменистый щитомордник – самая ядовитая змея Дальнего Востока – заполз в фойе. Вахтёра этого учебного заведения пришлось срочно доставить в реанимацию с сердечным приступом. Укус этого пресмыкающегося смертелен.

Не буду больше рассказывать страшилки. Хочу лишь сообщить, что главная цель, которой я добивался в походах по чиновничьим коридорам, – обратить внимание общественности и городских властей на данную проблему. Известно, что весна-лето – период пиковой активности змей. Это означает, что сейчас они могут представлять реальную угрозу для жизни людей. А мы – единственная в Приморье «скорая змеиная помощь», которая всегда готова приехать по первому вызову горожан. Возьмите только на работу.