Там, где войне пришёл конец

Ветераны войн, которые недавно посетили приграничную китайскую провинцию Хэйлунцзян, давно родили сыновей и дочерей, построили дома и посадили не одно дерево. Но те берёзки и ёлки, высаженные их руками в Суйфэньхэ, на Аллее дружбы, дороги в особенности. И

8 май 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2334 от 8 май 2008
1a724841bbbc25dcab5c176803645539.jpg

Ветераны войн, которые недавно посетили приграничную китайскую провинцию Хэйлунцзян, давно родили сыновей и дочерей, построили дома и посадили не одно дерево. Но те берёзки и ёлки, высаженные их руками в Суйфэньхэ, на Аллее дружбы, дороги в особенности. Именно в этих местах заканчивалась Вторая мировая война. Именно здесь, через сопки от Приморья, пустил побеги долгожданный мир.

Капитана, улыбнитесь!

Несколько тёплых апрельских деньков заслуженные ветераны из Владивостока во главе с Яковом Каном и по инициативе депутата Законодательного собрания Геннадия Лысака (в числе организаторов – турагентство «Ритм-10» и Фонд поддержки деловых инициатив Приморья) провели в северо-восточном Китае, где почти 63 года назад шли ожесточённые бои Красной армии против японцев.

Но если в Суйфэньхэ всё, даже история, в тени рынков и магазинов, то в Дуннине главной достопримечательностью с недавних пор является грандиозный монумент советскому воину-освободителю КНР от японских фашистов. Он вырос на месте некогда грозной твердыни.

Местные власти оказали нашим землякам, и уже не в первый раз, тёплый приём. Да и у простого «поднебесного» люда искрились глаза при одном только виде советских орденов и медалей. Как и в те далёкие времена, пожилые китайцы при встрече с русскими в форме произносили слово «капитана» и расплывались в улыбках. Не отстаёт от них и молодое поколение. Правда, у юнцов знание истории – с коммерческим оттенком. Однажды один из фронтовиков «попал в окружение» любопытных молодых людей. Увидев изображение Ленина на медали, самый смелый из подростков радостно произнёс: «Учиться, учиться и ещё раз учиться!». И мигом достал из-за пазухи самоучитель китайского языка: «Покупай, корефана, всего десять юаней!».

А что мы хотели? Сунька же как-никак…

Как-то сложно воспринимается тот факт, что если бы не советские воины, возможно, не видать бы приморцам любимого приграничного города в том виде, как он сегодня есть.

Лучшие друзья остались на поле боя

Владимир Коновалов – непосредственный участник операции по освобождению Суйфэньхэ от японских интервентов.

«Правда, в то время крохотный населённый пункт назывался узловой железнодорожной станцией Пограничная», – уточняет Владимир Андреевич. Сибирский мальчишка, переехавший в детстве со своей семьёй во Владивосток, окончил семь классов, затем гидрометтехникум. Но работать по специальности не пришлось ни одного дня: война! Пехотное училище в Шкотово, два года службы в пограничном стрелковом полку в Гродеково – и в бой. Август 1945-го. Советский Союз объявил войну милитаристской Японии.

Бывший командир пулемётного взвода в составе 187-й стрелковой дивизии, как он сам выразился, «тезисно» вспоминает основные этапы фронтового пути. Но за каждым таким тезисом – люди и судьбы, а смерть соседствует с жизнью.

«Наступление мы начали севернее Суйфэньхэ, высота была такая под названием «Гроб» – под стать своему внешнему виду. Командиры предполагали, что людские потери при взятии сильно укреплённой высоты, начинённой дотами и дзотами и траншеями, будут большими. Но внезапность сыграла определяющую роль – крупных потерь удалось избежать. Освободив железнодорожный узел пограничной станции, начали наступление в направлении Дуннина и далее – в глубь оккупированной территории. Здесь, конечно, шли более ожесточённые бои»…

На всю жизнь запомнилось Владимиру Андреевичу, как на подступах к Дуннину были установлены вышки с прикованными к пулемётам японцами. Смертники вели стрельбу до тех пор, пока их не уничтожали. В тех боях комвзвода потерял трёх друзей. Причём они были разных национальностей – украинец, удмурт и еврей. Дай бог таких друзей иметь на протяжении всей жизни, вспоминает участник событий.

Владимиру Коновалову не нравятся разного рода исторические экспертизы, что, мол, быстрая победа над Японией – следствие слабости Квантунской армии.

«Конечно, советским войскам здесь легче было воевать, поскольку большинство дивизий имело за плечами колоссальный боевой опыт западных фронтов. Впрочем, это не касалось нашего соединения».

Те места, по которым Коновалов со своими товарищами прошёл с боями, и сегодняшний их облик – это небо и земля. «Помню, весь пейзаж состоял из фанз либо деревянных домиков. Внутри – ни кровати, ни стола – китайцы спали на полу, на циновках. Дымоход под полом. Вместо стёкол – пергаментная бумага… А теперь на этом месте вырос прекрасный город Суйфэньхэ».

По окончании войны с Японией 187-ю дивизию, которой к тому моменту присвоили звание ордена Суворова 2-й степени, ждало расформирование. Но военное дело Владимир Андреевич не оставил, прослужив долгие годы верой и правдой Родине под знамёнами морской пехоты, других береговых частей ТОФ и Балтфлота.

Через Гоби и Хинган – к романтической развязке

Владимир Коновалов освобождал китайские города и веси с востока, уроженец деревни Демидово Горьковской области Анатолий Кокин, о котором пойдёт речь дальше, – с севера.

Но перед тем как попасть на восточный фронт, Анатолий успел отличиться на западе:

«В 1942 году призвали, несмотря на то, что 18 лет мне ещё не исполнилось. Прошёл обучение под Костромой в снайперском полку. За отличную учёбу пригласили в Ленинградское высшее военно-инженерное училище, после окончания которого, в 44-м, младшим лейтенантом был направлен на 1-й Прибалтийский фронт. Назначили меня командиром сапёрного взвода 5-й штурмовой инженерно-сапёрной Витебской (позже Витебско-Хинганской краснознамённой) бригады резерва главного командования».

В память о том времени – орден Красной Звезды, которым Анатолия наградили за уничтожение огневых точек на переднем крае противника.

В 45-м бригаду Кокина перебросили на глухую даурскую станцию с говорящим названием Отпор. Как раз в тех краях зарождалась знаменитая Хинганская операция Дальневосточной армии.

«Под Хайларом, есть такой городишко, а тогда – мощный укрепрайон, как раз и пришлось участвовать в боевых действиях по нашему профилю».

Анатолию, командиру взвода, и его товарищам предстояло ответственное дело – сделать два прохода в минных заграждениях японцев с тем, чтобы наши войска без потерь прошли к названному городу. Сложности добавляло «своеобразие» японских мин, их так называемая неизвлекаемость. Но, кажется, уже ничто не могло помешать красноармейцам. Операция по разминированию прошла успешно.

Больше поучаствовать в боевых действиях нашему герою не удалось. «В Чанчуне нас посадили в эшелон и отправили в Россию-матушку – под Улан-Удэ. Там из бригады сформировали полк, и часть наших товарищей, в том числе я, отправилась в Хабаровск в распоряжение военного округа, а далее – на Тихоокеанский флот».

Война есть война, но даже в её жестких рамках есть место романтическим отношениям. «В Чанчуне, пока мы коротали время в ожидании эшелона, на нас обратила внимание девчушка-китаянка. Она хорошо говорила по-русски, в итоге мы с ней очень близко познакомились. Стали встречаться. Однажды она призналась мне, что сотрудничает с советскими органами госбезопасности. Как она сказала, чекисты намерены пригласить её в Хабаровск поработать переводчиком. Было ощущение, что, может быть, мы с нею ещё встретимся. Время шло. В Хабаровске, куда я перевёлся, попытался найти девушку – тщетно… Помню, сфотографировались вместе с ней на память, но карточка загадочным образом исчезла. Если бы она сохранилась, я наверняка сейчас был бы желанным гостем в любом китайском городе», – то ли в шутку, то ли всерьёз говорит Анатолий Алексеевич.


На службе Отечеству. И Владивостоку

…Пути-дороги двух наших ветеранов в чём-то схожи не только касательно войны и последующей службы на Тихоокеанском флоте.

Оба гордятся своими достижениями на благо давно ставшего родным Владивостока.

Коновалов принимал участие в монтаже знаменитого Матросского клуба. Оказывается, это здание перевезли на пароходе из Кореи… Выправке и неутомимости пожилого человека можно позавидовать, сейчас он трудится заместителем председателя Первореченского совета ветеранов.

Кокин дослужился до начальника 1-го отдела морской инженерной службы флота, долгие годы посвятил… благоустройству краевого центра. Оказывается, уже в начале 60-х, при адмирале Фокине, ТОФ выделил в помощь городским нуждам целый батальон – бетонировали Ленинскую и 25 Октября, помогали трамвайщикам укладывать пути. Были же времена! 23 февраля 2008-го ветеран получил заслуженную награду – медаль «За заслуги в развитии Владивостока».

Владимир Андреевич и его супруга Нина Митрофановна два года назад отметили бриллиантовую свадьбу – 60 лет совместной жизни. Анатолий Алексеевич и Нина Анатольевна отметят круглую дату через год.

У заслуженных ветеранов на двоих – целая «Дальневосточная армия» детей, внуков и даже правнуков.

* * *

По словам председателя городского совета ветеранов Якова Кана, на сегодня в краевом центре осталось в живых всего чуть более 2500 участников Великой Отечественной из 28000. И около 7500 тружеников тыла.

Их воспоминания – на вес золота.