Разведчик с юных лет

Костя ЖУРИН, сколько себя помнил, жил в Китае на последнем посту Китайской восточной железной дороги. Россия рядом – менее километра, там ещё метров триста, и станция Рассыпная падь, где жили друзья. Друзья были и на китайской станции Пограничная. Дети т

8 май 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2334 от 8 май 2008
a9d675186c7d2007d538cba416c2e431.jpg


Костя ЖУРИН, сколько себя помнил, жил в Китае на последнем посту Китайской восточной железной дороги. Россия рядом – менее километра, там ещё метров триста, и станция Рассыпная падь, где жили друзья. Друзья были и на китайской станции Пограничная. Дети таких же железнодорожников, как и его родители. Жили в комнатке барака для служащих КВЖД. Отец всё время в поездках. Частенько брал с собой и Костю.

Костя часами мог наблюдать в окно, как мимо шли поезда. А в середине девятнадцатого года прошел бронепоезд колчаковцев. Изгнанные из Сибири, те обосновались на станции Гродеково в Приморье.

Костя часто выезжал туда, с друзьями подбирался к бронепоезду, пока не пугали часовые. Мальчишки не знали, что четырнадцатилетний Костя – партизанский разведчик. Разведчиками были и его родители, и друг отца переводчик на станции Журавлёв.

Знал об этой семье командующий партизанскими вооружёнными силами Приморья Сергей Лазо. В 1976 году его бывший заместитель Николай Ильюхов писал: «Мне было известно о работе в подполье и о помощи партизанским отрядам Приморья семьи Журина. Эта помощь оказывалась организацией доставки нелегальным путём денег, вооружения, медикаментов, продовольствия, одежды.

Работа семьи Журиных проходила главным образом на узловой станции, где стыкуются Уссурийская железная дорога с КВЖД. Нам было известно, что белые и интервенты создали на Пограничной разведцентр. Мы придавали исключительное значение этому пункту для наблюдения за передвижением войск и военных грузов противника. Однако создать здесь свой пункт разведки оказалось возможным только в марте-апреле 1919 года. Самую опасную и важную работу вёл Костя Журин, который с отвагой и умом использовал преимущества своего возраста».

Обстановка была динамичной. Из Маньчжурии в приморское приграничье перебрасываются казацкие части атамана Калмыкова. Возник Гродековский фронт, затем Уссурийский. Семья Журиных вела разведку и давала упреждающую информацию о сосредоточении калмыковцев на Пограничной, их переброске, снабжении боеприпасами и оружием, подготовке к боевым действиям. Косте приходилось ежедневно мотаться на станцию Пограничная (сейчас Суйфэньхэ), а оттуда и в Гродеково. Много информации передавал партизанам отец. Разведку же больше вёл Костя, организуя со сверстниками игры то вблизи здания вокзала станции Пограничная, то на путях рядом с разведцентром и контрразведкой белогвардейцев.

В конце января 1920 года была доставлена в Маньчжурию партия оружия для партизан. Операцию по его переправке через границу проводили работник политотдела партизанской бригады Иван Козодоев и партизан Кузьмичёв, которые и доставили в тендере паровоза со станции Пограничная из Маньчжурии на российскую станцию Гродеково 100 винтовок мексиканского образца и патроны к ним. В крайне рискованной операции участвовали Журавлёв и семья Журиных. Костя в ходе переброски оружия через границу выполнял роль связного у Козодоева и машинистов, а при доставке ночью оружия к паровозу из пакгауза на станции Пограничная осуществлял охрану. Оружие пришло морем из Америки через несколько стран.

Чуть позже Костя в качестве коновода в обозе участвовал в доставке с Пограничной в поселок Камень-Рыболов пасхальных подарков от работников КВЖД. В подводах и «ушли» боеприпасы…

После освобождения Приморья Журины переехали в Гродеково. Здесь Константин заканчил школу. Но и в школьные годы по заданию разведки Гродековского оперпункта частенько направлялся в Маньчжурию.

В 1926 году его направляют во Владивостокский восточный институт для изучения китайского языка, хотя разговорным он неплохо владел. И из института его не раз отзывали для выполнения спецзаданий в Маньчжурии. Во время событий на КВЖД он постоянно находился в Китае. После института Константина призывают на службу в ОГПУ. В 1933 году создаётся иностранный отдел Приморского ОГПУ (подразделение разведки), он становится его первым начальником, руководит и участвует во многих спецоперациях по противодействию иностранным разведкам. В 1937-м был репрессирован. До конца 1940 года находился в тюрьме, был уволен из органов безопасности. Уголовное дело на него постановлением УНКВД по Приморскому краю от 31января 1940 года было прекращено за недоказанностью обвинения. 5 июля 1967 года это постановление следственным отделом УКГБ по Приморскому краю пересмотрено, отменено, и уголовное дело прекращено за отсутствием события преступления. Потребовалось 30 лет, чтобы всё стало на свои места. Что за эти годы пришлось пережить, знает лишь сам Константин Семёнович.

В 1941 году Константин Журин добровольцем в звании рядового ушёл на фронт. Прошёл всю войну. Воевал в разведке, ходил за языками, доставлял их через линию фронта на собственной спине. Последняя должность – помощник начальника разведотдела штаба 25-й гвардейской Синельниково-Будапештской стрелковой дивизии. Гвардии капитан. В 1943 году представлялся к званию Героя Советского Союза. Не прошёл из-за судимости, хотя ещё в 1940 году следствие вину не установило…