Серная кислота в «Заводном апельсине»

В начале 90-х, когда один из самых ярких и интересных молодых режиссёров Владивостока – Сергей РУДЕНОК – был эгершельдским подростком, знакомый дал ему почитать роман Энтони БЁРДЖЕССА «Заводной апельсин». - Я прочёл пару страниц, - говорит Сергей, - и

6 май 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2332 от 6 май 2008
2b115d3e8eb0670c9e30b83adfdb6365.jpg

В начале 90-х, когда один из самых ярких и интересных молодых режиссёров Владивостока – Сергей РУДЕНОК – был эгершельдским подростком, знакомый дал ему почитать роман Энтони БЁРДЖЕССА «Заводной апельсин».

- Я прочёл пару страниц, - говорит Сергей, - и не проникся. Показалось – макулатура. Прошло 15 лет, и в самолёте по пути из Владивостока на театральный фестиваль в Армению я открыл пьесу, которую меня пригласили поставить в театре ТОФ. И с первых страниц не смог оторваться!

Спектакль «Заводной апельсин» - острый, яркий, дискуссионный – на днях был представлен на суд публики. Надо сказать, ещё до премьеры в Интернете молодые зрители активно обсуждали грядущую постановку и спорили о том, будет ли спектакль морализаторским или, наоборот, слишком молодёжным. К счастью, крайностей удалось избежать. Да и сам Сергей Руденок не хотел, чтобы «Заводной апельсин» стал «учебной пьесой», на которую будут водить школьников классами.

- Вообще не советую смотреть постановку детям до 15 лет, - говорит он. – И организовывать культпоходы - тоже. Когда приходят классом – всё, спектакля нет. Есть гомон в зале, есть хохот и рыгание, и ничего до подростковых голов не доходит. Стадом пришли – стадом и ушли. Не надо. Пусть приходят по одному и пытаются понять.

- Вы специализируетесь на острых спектаклях?

- Меня в последнее время все спрашивают: ну когда ж ты поставишь что-нибудь доброе (улыбается)? Но пока жизнь вот так складывается… Для меня «Заводной апельсин» своего рода проба. Это в первый раз я ставлю материал, который не нашёл самостоятельно, а который мне предложили. Вообще предложение Станислава МАЛЬЦЕВА меня удивило. Это же военный театр, а тут такой материал нестандартный! Кстати, до сих пор у нас нет уверенности, что постановка понравится высшему военному руководству. Роман-то острейший, и постановка не могла быть вялой и сюсюкающей. Не о том в ней речь! С помощью розовых очков эту реальность не увидеть…

Моя главная задача, чтобы люди в зале узнавали себя на сцене. Уверен, что спектакль понравится не всем, будут уходить, но… Мы определили жанр спектакля как антиутопия, но, на мой взгляд, он даже ближе к притче. Главная мысль: нельзя человека искусственно переубедить или переучить, пока он сам не захочет измениться, не поймёт: так жить мне больше неинтересно. Можно на 20 лет посадить в тюрьму, и это будет только университетом… Есть и 80-летние негодяи, которые не в состоянии измениться, закосневшие… А я надеюсь достучаться до тех, кто в состоянии задуматься, сделать выводы, измениться.

- Мы давно хотели попробовать другой почерк, другой стиль, и вообще режиссёра со стороны полезно пускать в коллектив, потому что это новое видение, новая кровь, - говорит Станислав Мальцев, художественный руководитель и главный режиссёр драматического театра ТОФ. - И ту инсценировку, которую мы с Николаем ПИНЧУКОМ придумали шесть лет назад, я как-то уже перерос. Сергей ближе по возрасту к молодёжи, понимает её лучше, знает, что ими движет…

Спектакль получился неожиданным для нашего театра, острым, думаю, он наверняка вызовет дискуссию. Ну это полезно. Знаете, иногда только серной кислотой можно очистить грязь. Молодые зрители очень заинтересовались постановкой – и не зря, потому что у нас получился спектакль, разумеется, не об Англии, а о России, о том, что происходит с нашей молодёжью.