Охота на охотников

К середине весны в камышах начинают поблёскивать капоты джипов. А к голосам диких уток присоединяются охотничьи манки - начинается весенний сезон. Для впавшего в азарт лихого стрелка велик соблазн нарушить строгие природоохранные правила. Кто же будет сле

29 апр. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2330 от 29 апр. 2008
a1752aacf377cf5190b43cb38ffa1a63.jpg


К середине весны в камышах начинают поблёскивать капоты джипов. А к голосам диких уток присоединяются охотничьи манки - начинается весенний сезон. Для впавшего в азарт лихого стрелка велик соблазн нарушить строгие природоохранные правила. Кто же будет следить за тем, чтобы всё было по-честному?

На подступах к Ханке земля будто раскисает - по обе стороны дороги только болота, переходящие в озерца, и озерца, переходящие в болота. Где же, как не тут, задуматься о сложностях охраны природы?

Дело в том, что с нового года вся природоохранная система в очередной раз перестроилась. Если раньше за браконьерами охотилась единая федеральная служба - Россельхознадзор, то теперь природу стерегут сами субъекты федерации. В каждой области и крае созданы свои управления Охотнадзора. Разница вроде бы невеликая, и смысл перестановки человеку, не сведущему в административных тонкостях, не очень понятен. Ясно одно - пока старую метлу меняют на новую, мести кому-то всё равно нужно.

По этой кислой земле мы пробираемся на «уазике» с работником Черниговского охотобщества. Пользователям охотугодий на роду написано помогать государственным инспекторам - ведь браконьерствуют на их земле!

Интересуюсь:

- Много в этот раз нарушений?

- Хватает. Люди у нас смелые. Бывает, открытым текстом говорят: «Вы нам ничего не сделаете...».

Смелые охотники не правы. То, что в силах инспекторов, они сделают. Беда в том, что сил этих не так много. К примеру, на день нашего приезда в Охотнадзоре на весь Приморский край работали лишь... восемь человек! Причём эти восемь могут только составить протокол и выписать штраф. У них нет даже права остановить транспорт, для чего нужно приглашать работника автоинспекции. Табельного оружия охотнадзоровцы и работники общества тоже не носят. А иной раз оно б и пригодилось.

- В прошлом году, - говорит наш провожатый, - инспектора остановились возле группы охотников, сделали замечание. Те вытащили их из машины и стали избивать...

Но это, по счастью, исключение. Как бы то ни было, с начала года охотнадзоровцы успели составить 62 протокола на 62 тысячи рублей штрафа и изъяли 11 стволов огнестрельного оружия.

Сотрудник Охотнадзора Анатолий АНДРЕЕВ выходит из машины и оглядывает в бинокль лежащие до горизонта мокрые просторы – бывшие рисовые поля. Вдали среди камышей поблёскивают автомобили.

- Вон там наш охотник, вон ещё...

Двигаемся к ближайшей стоянке птичников, но сначала просим Андреева, за плечами которого много лет в охране природы, рассказать о правилах утиной охоты.

- Правила жёсткие. Можно бить только селезней, чтобы сохранилось маточное поголовье. А когда птицы в небе, самца от самки не отличишь. Поэтому стрелять птицу с лёта запрещено. Нужно использовать подсадную утку: охотник расставляет резиновые муляжи, прячется. И когда птица спускается к подсадной утке, стрелок должен убедиться, что это именно самец, и только тогда спустить курок.

И, конечно, он должен иметь путёвку, разрешающую охотиться.

Подъезжаем к охотничьей стоянке.

И тут же находим ещё тёплую тушку самки. Охотник, приехавший из Артёма, честно признаёт - извините, азарт, увлёкся. Инспектор делает своё дело, выписывает 1000 рублей штрафа. Продолжаем путь...

Так и длится работа, пока утки не полетят дальше на север, в Магаданскую область, где будут гнездиться.

У нас же остаётся только один вопрос: ведь восьмерых смельчаков не хватит даже на окрестные поля, как они могут следить за охотой по всему краю?! Анатолий Андреев успокаивает, отвечая, что это положение временное. В будущем штат будет организован, в нём будет человек 60.

Хочется верить. Хотя, трясясь в машине на этих полях-болотах, подумал, что и в нашей системе охраны природы всё так же «трясёт»: неразбериха, порождающая коррупцию, и коррупция, порождающая неразбериху. И нет ни конца ни края...

P.S. Этот репортаж наши корреспонденты подготовили в первой декаде апреля, а вскоре – после того как в Воздвиженке обнаружился очаг птичьего гриппа – губернатор Приморья Сергей ДАРЬКИН своим распоряжением запретил любую охоту на водоплавающую птицу на территории края. Мера радикальная, но вынужденная. И на весну, возможно, закрывшая бреши Охотнадзора.

Но по осени охотники (а значит, и браконьеры) вновь начнут собираться на зорьку. Успеют ли к тому времени природоохранные и надзирающие органы развернуться в полную силу?