Эх, хвост, чешуя…

В Охотском море 10 апреля завершилась главная путина года для всех дальневосточных рыбаков. И хотя нынешней зимой-весной квот на вылов минтая выдали на 20 процентов больше, чем в минувшем году, промысел закончился скандалом. Причём не из-за того, что рыба

15 апр. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2322 от 15 апр. 2008
9d793cfe3032ed84ea8dff4be0b4cb9c.jpg

В Охотском море 10 апреля завершилась главная путина года для всех дальневосточных рыбаков. И хотя нынешней зимой-весной квот на вылов минтая выдали на 20 процентов, или 300 тысяч тонн, больше, чем в минувшем году, промысел закончился скандалом. Причём не из-за того, что рыбаки так и не выловили треть допустимых объёмов. Причиной скандала стали не вполне адекватные действия пограничников Северо-Восточного погрануправления ФСБ России и инспекторов Госморинспекции.

Государственные службы на Камчатке в буквальном смысле сорвали путину для целого ряда добывающих предприятий Приморья и Сахалина. К концу промысла они задержали 30 крупно- и среднетоннажных судов, из них 14 - наши, остальные принадлежат островитянам. Камчатских траулеров среди арестантов нет. Причиной остановки их нелёгкой работы стали показатели по минтаевой икре. Перебор составлял от 1 тонны за весь сезон до… 140 граммов! Причём учитывался сырец, а не готовый продукт, как это делается во всем цивилизованном мире.

Объясним суть проблемы. Чтобы удержать на мировом рынке устоявшуюся стоимость дорогого валютного продукта и сохранить популяцию рыбы, россияне должны отправлять на экспорт не более 22 тысяч тонн икры за сезон. Это значит, что выход икры для всех добытчиков не должен превышать 4,5 процента от общего объёма вылова. Приморье несколько лет билось с чиновниками за принятие такого решения на государственном уровне. Такому напору противостояли фирмы, занимавшиеся браконьерским промыслом. А пограничники если и не закрывали на это глаза, то явно не проявляли нынешней активности.

Существенную помощь оказал новый глава Госкомрыболовства Андрей КРАЙНИЙ, заручившись поддержкой действующего и избранного президентов Владимира ПУТИНА и Дмитрия МЕДВЕДЕВА. Появилось соответствующее постановление правительства.

Однако хотели как лучше, а получилось как всегда. Не было расшифровки решения. То есть рыбаки предлагали квоту в 4,5 процента установить на весь сезон. Учитывать только готовый продукт после обработки, а не сырец.

Пограничники же, воспользовавшись пробелом, стали выборочно хватать в марте и апреле рыбацкие суда и конвоировать их в Петропавловск-Камчатский. Почему только сейчас? Да потому, что в январе икры нет, в феврале минтай нагуливается и икры в нём самый мизер. А вот к концу сезона её в избытке.

Первыми на защиту рыбаков встали учёные ТИНРО-Центра. С цифрами в руках они попытались доказать пограничникам, что ущерба для природы нет даже при дополнительном перелове рыбы – в нашем случае и плановые нормы не выполнены. Более того, рыбы так много, что в следующем году они добавят общие квоты ещё на 200 тысяч тонн минтая. Учёных не услышали.

На помощь пришёл Госкомрыболовства. Оперативно подготовили документ, который официально разъясняет помесячное деление соотношения икры и рыбы, закрепляет понятие готового продукта. Но из-за волокиты в министерстве юстиции документ был принят только в начале апреля и поступил в Северо-Восточное погрануправление лишь под самый занавес путины. В соответствии с ним совершенно ясно, что действия пограничников не верны.

Что ж, теперь уже рыбацким компаниям можно предъявлять судебные иски своим конвоирам? И если суд окажется на стороне рыбаков, то уже государству – за деятельность пограничников - придётся возвращать миллионы рублей за понесённые убытки и неполученную выгоду. Вместо того чтобы подсчитывать миллионы рублей в виде многочисленных налогов и таможенных платежей.

Но скорее всего суд, расположенный на Камчатке, окажется на стороне силовиков. В этом случае «браконьеров» по закону лишат квот на вылов минтая на ближайшие 10 лет. Квоты получат «серые» компании, которые тут же их продадут иностранным добывающим предприятиям.

А что же наши приморские предприятия? Вполне возможно, арестованные суда накажут по максимуму. Это значит, что помимо штрафов наши компании лишат квот на добычу минтая. И сразу на 10 лет. При таком раскладе предприятия разорятся. Тысячи людей останутся без работы, а их семьи - без заработка, суда продадут на металлолом, бюджеты всех уровней будут без традиционных поступлений.

Путина сорвана, квоты не выбраны, недополучены миллионы рублей прибыли и налоговых платежей. Сейчас рыбаки собираются защищать свои интересы в судах.