Шапито в Шахтёрском саду

Мои первые ясные воспоминания о родном городе начинаются примерно с 1945 года – с победы над Японией. В то время во Владивостоке было много пленных японцев, они занимались ремонтом зданий, строили водную станцию «Динамо»...

21 март 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2309 от 21 март 2008
37a76ee34a7007d975416da7858fa1d0.jpg

Мои первые ясные воспоминания о родном городе начинаются примерно с 1945 года – с победы над Японией.

В то время во Владивостоке было много пленных японцев, они занимались ремонтом зданий, строили водную станцию «Динамо». Мой отец был морским офицером, жили мы в доме, который сохранился до сих пор: пятиэтажное кирпичное здание 1914 года постройки рядом с отелем «Хёндэ». Сейчас в нём идет реконструкция, а когда-то только в нашей квартире была одна кухня на пять семей. Каждый вечер мама плотно закрывала окна – шторы, а потом одеяло. Если на улицу пробивался свет, приходил дворник и просил соблюдать светомаскировку. В доме были своя кочегарка, закрытый двор, на каждом этаже – по две густонаселённые квартиры. Жили с соседями очень дружно, ребятишек в каждой семье – не меньше двух! Всем двором мы бегали смотреть, как пленные японцы ремонтируют здание по соседству (сейчас там хореографическое училище, до войны была больница, а после войны – школа).

Первая Речка в то время считалась пригородом, хотя туда уже ходили трамваи (и мы, пацаны, дразня кондукторов, катались на подножке или «колбасе»), а поход в район сопки Орлиной или Голубиной пади был серьёзным предприятием – это были районы с плохой репутацией, там всегда случались драки. Но на сопках рос багульник, а в зарослях низкорослых деревьев водились фазаны. Учился я в школе № 75 (тогда это была мужская школа) и специально после уроков ходил смотреть на фазанов.

Вместе со мной Владивосток рос и становился другим, и иногда я очень жалею, что человеческую память пока ещё нельзя превращать в фотографии…

Впрочем, есть у меня один снимок – это центр города, площадь, на которой ещё не было памятника Борцам за власть Советов. Хорошо помню: тогда его называли Шахтёрским садиком. Было много зелени, стояла вышка для прыжков с парашютом, позже стал постоянно работать цирк-шапито. Мы, пацаны, уже подростки, всё время норовили проскользнуть на представления бесплатно. Однажды нас поймали работники цирка. Но не ругали, а предложили поработать. На улице лето, занятий в школе не было. Мы стали приходить задолго до начала представления, кормили зверей, зато вечером сидели на самых хороших местах! Мне так понравилось, что после 7-го класса я всё лето проработал униформистом, получил свою первую настоящую зарплату!

В последующие годы рядом с шапито появились зверинец и аттракцион «гонки по вертикали» (заезды мотоциклов по вертикальной стене). Сооружение для аттракциона немножко видно на фотографии. Здесь, недалеко в центре, был павильон, где торговали газированными напитками и квасом, стояло каменное здание аптеки.

Когда мне было 16 лет, родители переехали в старинный дом (1912 года постройки) на улице Суханова (рядом с нынешним домом-музеем семьи Сухановых). Хорошо помню времена, когда ещё не было здания театра имени Горького, когда Суханова сначала мостили булыжником, а много позже покрывали асфальтом. В конце 50-х в доме надстроили третий этаж, изрядно его изуродовав. Интересно, что до 1956 года в одной из квартир жила дочь того человека, которому раньше дом принадлежал целиком.