Владивосток – город не хлебный

«Рекордный рост цен. Дефицит зерна и муки». Пресс-релиз под таким заголовком 6 марта распространило ОАО «Владхлеб». Читатели пресс-релизов заволновались: неужели опять хлеб вырастет в цене? Однако установить, есть ли между этими двумя одинаково неприятным

14 март 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2305 от 14 март 2008
55252575f6b4919ea89149db15064677.jpg

«Рекордный рост цен. Дефицит зерна и муки». Пресс-релиз под таким заголовком 6 марта распространило ОАО «Владхлеб». Читатели пресс-релизов заволновались: неужели опять хлеб вырастет в цене?

Однако установить, есть ли между этими двумя одинаково неприятными событиями причинно-следственная связь, оказалось не так просто…

Между тем означенный пресс-релиз говорит нам, что «запасов зерна в крае нет, пшеницу её производители намеренно не продают, выжидая, когда создастся дефицит зерна и его цена на внутреннем рынке возрастёт до максимума». Так положение дел описали специалисты во время первого заседания вновь созданной профессиональной организации - Дальневосточной ассоциации производителей муки, хлеба и кондитерских изделий. Пока туда вошли представители шести компаний, которые тут же огласили идею создания стабилизационного фонда зерна в Приморском крае.

- Сегодня цены на нефтепродукты и зерно стремительно растут и ничем не ограничены, однако стоимость буханки хлеба по трёхстороннему соглашению о заморозке цен мы должны выдерживать, а между тем за неделю пшеница подорожала на 25 процентов, - сообщается в пресс-релизе ОАО «Владхлеб» со ссылкой на слова президента Дальневосточной ассоциации производителей муки, хлеба и кондитерских изделий Сергея Терешкова на заседании. – Как в таких условиях сохранять достойный уровень заработной платы в тех коллективах, которые этот самый хлеб выпекают? – задаются риторическим вопросом хлебопёки.

Конечно, подобные заявления навели смуту. Захотелось услышать всю правду о хлебе и желательно из первых, как говорится, рук. И вот тут началась игра в испугавшегося страуса. Представитель названной ассоциации сказал, что организация ещё не зарегистрирована, да и сам он никакого официального статуса не имеет, чтобы комментировать ситуацию. Да и вообще 5 марта было не первое заседание ассоциации, а «просто мужики собрались и поговорили». Да и пусть, мол, ситуацию комментирует руководитель предприятия, производящего хлеб. А ассоциация создана, чтобы обучать персонал, решать проблемы внутри отрасли.

Ещё один пресс-релиз: «Будучи членами ассоциации, производители смогут более эффективно развивать производство, совместно решать важные вопросы переработки, хранения и реализации зернопродукции. А самое главное – обеспечивать местный рынок качественной продукцией». То есть, видимо, всё-таки туда приходят люди, знающие своё дело, рынок и готовые рассуждать о тенденциях.

Однако связаться с реальными производителями хлеба оказалось категорически невозможно. Не возьмусь утверждать, что в сегодняшней ситуации хлебопёки под любыми благовидными предлогами норовят уклониться от комментариев, но по факту выходит так, что официально никто ничего говорить не хочет.

В таком случае нам ничего не остаётся, кроме того, чтобы задать вопросы просто так - в воздух, риторически.

1. О каком трёхстороннем соглашении о заморозке цен на хлеб в Приморье идёт речь? О соглашении Минсельхоза России, Федеральной антимонопольной службы и крупных производителей и торговых сетей (к которым относятся «Ашан», «Копейка», «Мосмарт», «Вимм-Билль-Данн», «Юнимилк», Росптицесоюз, Молочный союз и другие) знаю. А вот о таком, где бы участвовало хоть одно приморское предприятие, – нет. Почитать же текст такого соглашения очень хотелось бы (если оно, конечно, не секретное).

2. За счёт каких средств предполагается создать стабилизационный фонд зерна? Стабилизационный фонд России, не секрет, создавался за счёт сверхдоходов от экспорта нефти, пока этому благоприятствовала (и, к счастью, продолжает благоприятствовать) конъюнктура. А каким сверхдоходам и за счёт чего благоприятствует экономическая конъюнктура в Приморском крае?

3. И самый главный вопрос. Значит ли, что повышение на 25 процентов (а именно эта цифра обсуждается наиболее активно) цен на пшеницу повлечёт за собой сопоставимый рост цен на хлеб и кондитерские изделия?

Понятно, что это – только малая часть вопросов. Потому что ещё, к примеру, очень хотелось бы знать, что включает в себя понятие «дешёвый хлеб», сколько он должен весить, сколько стоить, из какой муки выпекаться и какую долю занимает (или должен занимать) этот самый «дешёвый хлеб» в общем объёме продукции, выпускаемой хлебозаводами.

…Конечно, есть объяснение роста цен на зерно на макроэкономическом уровне. Не секрет, что практически во всех странах наблюдается рост цен на продовольствие, а специалисты начинают поговаривать даже о надвигающемся глобальном продовольственном кризисе. Известно и то, что в мире всё больше используют зерно как альтернативный источник энергии и производства биотоплива. Понятно также, что сейчас в Приморье поставляется зерно урожая 2007 года, а оно ведь где-то хранилось всё это время, за что «хранители» просят заплатить, и так далее и тому подобное. Всё это вполне очевидно. Но массовому покупателю, который каждый день приходит в магазин за хлебом и видит с калейдоскопической скоростью меняющиеся ценники, от этого не легче. А что готовит нам грядущий день, трудно даже себе представить.

Поэтому вместо комментариев и ответов, которых мы пока не дождались, пришло время, пожалуй, дать актуальный совет: бросайте есть хлеб. Хотя бы потому, что от него полнеют телом и стремительно худеют кошельки.