Елена Сальникова: Моего сына убили!

Курсанта Уссурийского суворовского военного училища (УСВУ) Илью САЛЬНИКОВА похоронят во Владивостоке. Накануне Дня защитника Отечества подростка нашли мёртвым. По одним данным, он повесился в комнате общежития, по другим – тело обнаружили на территории ст

28 февр. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2297 от 28 февр. 2008

Курсанта Уссурийского суворовского военного училища (УСВУ) Илью САЛЬНИКОВА похоронят во Владивостоке. Накануне Дня защитника Отечества подростка нашли мёртвым.

По одним данным, он повесился в комнате общежития, по другим – тело обнаружили на территории стройки недалеко от училища. Глаза курсанта были заклеены скотчем, на котором была аббревиатура училища – УСВУ.

Руководство учебного заведения информацию предпочитает не давать, телефоны должностных лиц отключены. На наши настойчивые просьбы дать комментарий нас отправляли в прокуратуру.

По словам представителя военного следственного управления при прокуратуре РФ по ДВФО, курсант был найден повешенным в своей комнате. По факту происшествия возбуждено уголовное дело (по неподтверждённой информации источников, близких к следствию, - по статье 110, «доведение до самоубийства»). Сейчас ведётся допрос остальных курсантов, руководителей училища. Но уже ясно, что по 110-й статье УК РФ подозреваемым грозит до пяти лет лишения свободы, за убийство же срок будет гораздо больше.

Вчера тело погибшего доставили во Владивосток, откуда родом парень.

Мать Ильи Елена САЛЬНИКОВА не верит, что её сын мог свести счёты с жизнью. По её версии, подростка убили из-за дорогого сотового телефона Samsung D900 и из-за денег, которые, рассказывал он матери, вымогали у него.

- Назначена вторичная экспертиза, которую проведёт военная прокуратура, - сообщила нам Елена вчера по телефону. - Единственная версия, которая есть у меня, – Илью убили. У него были плохие отношения с тремя однокурсниками. Не могу назвать их имена, пока ведётся следствие. Но кроме того – и это самое важное – в гибели моего сына виновато руководство училища. Это люди, которым я доверила жизнь своего ребёнка. Эта трагедия не первая в стенах училища. В ноябре прошлого года здесь тоже погиб курсант, тоже говорили: «Самоубийца». А ведь мы знаем, что и этот мальчик, и мой сын хотели жить. Илья хотел стать юристом, у него были большие планы на будущее. Когда 23 февраля я приехала в училище, дежурный еле на ногах стоял. Никто из руководства до сих пор не хочет со мной разговаривать, отключили телефоны. Но Илья – мой единственный сын, и я этого так не оставлю. Доведу дело до конца!