Бунт бизнеса?

Говорят, разведка генштаба Красной армии проспала нападение немцев в 1941 году, потому что генштаб вермахта не заказал тёплых ботинок и тулупов для армии. Наши решили: раз так, значит, и война будет похожей на то, когда под нож идёт большое стадо баранов.

14 февр. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2290 от 14 февр. 2008

Говорят, разведка генштаба Красной армии проспала нападение немцев в 1941 году, потому что генштаб вермахта не заказал тёплых ботинок и тулупов для армии. Наши решили: раз так, значит, и война будет похожей на то, когда под нож идёт большое стадо баранов.

Это я к тому, что для понимающего человека есть некоторые тонкие детали, которые лучше всяких официальных деклараций говорят об истинном положении дел. Вот нам сообщают, что экономика края развивается семимильными шагами. Согласен.

Но тогда почему только четыре компании подписали трёхстороннее соглашение между работодателями, профсоюзами и администрацией края? А 179 ведущих компаний края заявили, что они не готовы такое соглашение выполнять. А соглашение-то, по большому счету, «вегетарианское», в нём скорее декларация доброй воли, чем серьёзные гарантии работникам: не допускать роста безработицы, обеспечивать «среднекраевой размер заработной платы… выше в 2,6 раза величины прожиточного минимума» и т.д.

Четвёрка лояльных и социально ответственных: Дальневосточная энергетическая компания, «Михайловский бройлер», Владивостокский морской торговый порт, Дальэнергоремонт. Кто против? Да почти все тузы и гранды приморского бизнеса: крупнейшие судоходные и рыбодобывающие предприятия (а край-то у нас в первую очередь считается морским), Приморскуголь, завод «Прогресс», Владивостокское отделение ДВжд, Дальневосточная компания электросвязи, «Бор», Дальморепродукт, владивостокский молочный завод «Вимм-Билль-Данн» и т.д.

Даже славная компания БАМР и та «против». Тот самый находкинский БАМР, который в минувшем году стал лауреатом конкурса на титул самой «социально ответственной компании».

Приморнефтепродукт честно заявил, что ему важнее прибыль для своих хозяев и ради этого он готов пойти на «оптимизацию затрат, сокращение числа нерентабельных подразделений», т. е. на увольнения. Трудно представить, что у ПНП нет средств, чтобы гарантировать своим работникам «восемь оплаченных часов в неделю для поиска новой работы».

А может, правду написал только Дальавтострой: «Соглашение противоречит реальному развитию экономики Приморского края и приведёт к резкому ухудшению работы организации»? Почти половина компаний из 179 написали в причинах «тяжёлое финансовое положение».

Что это – откровенный бунт? Или крик отчаяния приморских предпринимателей?

Правда, говорят и о другом – о том, что в подготовке самого соглашения участвовали исключительно представители профсоюзов и органов власти. А предпринимателей позвать попросту «забыли», задним числом откровенно поставив перед фактом – вот, дескать, документ, теперь подписывайте. Понятно, что у кого-то могла возникнуть и вполне объяснимая человеческая обида.

Сейчас вроде бы с каждым «неподписантом» проводится отдельная, личная, разъяснительная работа. Вырастет ли в результате число согласных?

Время покажет.