Тесная мировая юстиция

На днях депутаты Законодательного собрания заострили своё внимание на том, что в крае должно быть больше мировых судей. Их число предполагается увеличить чуть ли не на треть нынешнего состава. Планы хорошие, не забыть бы только о создании нормальных услов

6 февр. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2285 от 6 февр. 2008
6136271cd4ab94099bca1023cf7be1e8.jpg

На днях депутаты Законодательного собрания заострили своё внимание на том, что в крае должно быть больше мировых судей. Их число предполагается увеличить чуть ли не на треть нынешнего состава. Планы хорошие, не забыть бы только о создании нормальных условий и для вышеназванного юридического звена, как говорится, максимально приближённого к народу, и для этого самого народа тоже.

Дважды в течение месяца мне довелось по личному делу побывать в офисе мировых судей на владивостокской улице Пограничной. В принципе, знала, что там тесно и некомфортно, ведь в своё время «В» информировал: для мировых судей в краевом центре нашлись почему-то лишь скверные помещения. Но увиденное оказалось даже хуже «теоретического» представления о нём.

С лестничной площадки третьего этажа в обшарпанном вонючем подъезде входишь в комнату, откуда три двери ведут в кабинеты судей, четвёртая – в канцелярию. В первой половине дня «предбанник» был переполнен: ожидая вызова к судьям, мы стояли вплотную друг к другу, как в автобусе в час пик.

Кого-то приглашали в кабинеты, кто-то выходил… Меня не звали. Когда после обозначенного в повестке времени прошло 45 минут, я обратилась к показавшейся из искомой двери девушке (то ли секретарь, то ли помощник судьи), напомнив о себе. Минут через 10 услышала свою фамилию и вошла в кабинет № 2.

- Я вынуждена перед вами извиниться, - неприветливо сказала судья, - сегодня заседание по вашему делу не состоится. Я его переношу. Придёте после 20 января. Сейчас выпишут повестку.

Получая её, я попросила секретаря записать мои номера телефонов и непременно позвонить, если здесь опять что-то «не срастётся». Дело в том, что в это время я лечилась в 1000-коечной больнице и к мировому судье отправилась непосредственно оттуда после утренних уколов. Не хотелось, чтобы и в следующий раз – с плоховатым самочувствием – съездила сюда зря…

И вот я снова у пресловутого подъез-да, на входе в который (ай-ай-ай!) как раз в этот момент справляет малую нужду какой-то гражданин, пугливо повернувшийся ко мне со словом: «Извиняюсь». Похоже, тут, где на двух этажах расположено несколько организаций, нет туалета. Из любопытства я решила поискать его, поскольку до 16.30 – времени, указанного в повестке, оставалось ещё 20 минут. Нет! То есть туалет, конечно, наличествует – для сотрудников, скрытый за неприметной дверью, отпирающейся ключом. А, скажем, для часами ждущих приёма клиентов мировых судей удобства («МЖ», гардероб, скамейка и т.п.) не предусмотрены. Так что разгадка неприятного амбре этого подъезда проста.

В 16.30 народу в «предбаннике» оказалось немного. Троих вскоре позвали в кабинет № 1. В соседний не приглашали никого. Протомившись около часа, я нарушила местные правила, приоткрыла дверь и заглянула. Судьи там вообще не было! В углу за своим столиком сидела секретарь, уставившаяся на мою повестку... как на новые ворота:

- Знаете, наша судья ушла в отпуск. Все её дела передали на 27-й участок. Зайдите в 3-й кабинет, спросите Юлю, она вам скажет, когда будет слушаться ваш вопрос.

В канцелярии, из-за неплотно прикрытой двери которой в течение предыдущего часа мы слышали житейские разговоры, смех и обоняли запах колбасы с хлебом, обнаружилось несколько жизнерадостных дам в окружении чайных принадлежностей и гор картонных папок с «Делами». Упомянутая Юля подобно ее коллеге из 2-го кабинета развела руками:

- Да, ваша судья в отпуске, но и нашей, кто должен теперь рассматривать дело, нет: она уволилась, переходит во Фрунзенский суд. Поэтому я не знаю, к кому вам приходить и когда.

Понятно, что при такой организации работы в этом офисе бесполезно было спрашивать обеих секретарей, почему мне не позвонили, чтобы предупредить об очередном срыве заседания. Ну хотя бы в 16.30 вышла та или другая в «предбанник» и сказала, мол, не ждите, судей нет! Однако я спросила:

- Девушки, что ж вы настолько не уважаете людей, которые приходят к мировым судьям?

- А вы напишите заявление, - не по существу вопроса ответили мне, - чтобы дело рассмотрели без вашего присутствия.

Заявление я там оставила. Вместе с «аптечными» бумагами, кои намеревалась представить на заседание, и с опасением, что их потеряют в этой донельзя загромождённой кипами папок комнате с прогнившим полом. На обратном пути, осмысливая оба своих визита на Пограничную, подытожила впечатления памятной с университетских времён цитатой: «Бытие определяет сознание».

Это в Америке мировые судьи – престижная правовая ячейка. Они, к слову, и брак могут зарегистрировать, и гордиев узел весомой финансовой тяжбы разрубить. Наш институт мировых судей находится, как принято говорить, в процессе становления. «Большая» юстиция доверила им лишь мелкие дела – в пределах какого-то (не помню) количества МРОТ. Разместили мировых по настоящим трущобам. Вести делопроизводство, документацию приняли случайных, безответственных людей – в советскую эпоху таких называли «тётки с чайниками». В результате и отношение к страждущим, то бишь пытающимся добиться справедливости с помощью мировых судей, здесь соответствующее. Такая вот «местечковая» юстиция.

Самое смешное в моём случае вовсе не то, что я опять-таки зря съездила в центр со Второй Речки, «отпросившись» у медиков. Юмор ситуации в другом: я-то не обращалась к мировому судье. За меня это сделали сотрудники Ленинской прокуратуры, которые проводили проверку длительных задержек выдачи льготникам лекарств в краевой аптеке. Поскольку мне (и многим моим товарищам по несчастью) приходится покупать дорогостоящие – по 10 тысяч рублей – препараты за свой счёт, прокуратура от нашего имени сама «озадачила» мировых судей делом о возвращении нам потраченных денег.

- Нам известно, что по состоянию здоровья вам трудно ходить по инстанциям, чтобы оформить возбуждение дела, - письменно и по телефону сообщили мне работники Ленинской прокуратуры. – Поэтому мы всё оформим сами. Вам нужно будет только прийти в указанный срок к мировому судье!

… Остаётся добавить, что и лекарств, от приёма которых впрямую зависит моя жизнь, по льготным рецептам по-прежнему не выдают.