Замри! Поёт «Московский хор»

Первые премьеры 2008 года не могут не радовать привередливого зрителя. Театры, словно слегка подустав от множества милых, но всё же ни к чему не обязывающих комедий, обратились к проблемам глубоким, сложным, к драматургии серьёзной. В начале недели – «Гор

25 янв. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2279 от 25 янв. 2008
77912955da3c127943d20c6e3c484b45.jpg


Первые премьеры 2008 года не могут не радовать привередливого зрителя. Театры, словно слегка подустав от множества милых, но всё же ни к чему не обязывающих комедий, обратились к проблемам глубоким, сложным, к драматургии серьёзной.

В начале недели – «Город вурдалака» на сцене театра молодёжи, а сегодня – премьера в Приморском академическом театре имени Горького. Многообещающий режиссёр Вадим Паршуков поставил «Московский хор».

«Московский хор» - одна из самых малоизвестных пьес Людмилы Петрушевской. Написанная в 1984 году, она сразу же легла на полку – с точки зрения даже «перестроечной оттепели» это было слишком откровенно и слишком честно. С тех пор пьесу поставили всего два раза: в 1988 году на сцене МХАТ, когда им ещё руководил Олег Ефремов, затем – в 2005-м в Малом театре, и вот теперь – на сцене театра имени Горького. Собственно говоря, полный текст пьесы увидел свет только в начале 2007 года в издательстве «Амфора»…

Они, можно сказать, нашли друг друга: Вадим Паршуков, чьей первой постановкой на сцене театра имени Горького стал «Трамвай «Желание», и пьеса Петрушевской. Словно специально ждали, чтобы встретиться…

- Мы с Ефимом Семёновичем (Вадим Паршуков называет себя учеником Ефима Звеняцкого, главного режиссёра Приморского академического. – Прим. авт.) искали пьесу, чтобы брала за душу, - говорит Вадим Владимирович. - Я перечитал 30 пьес за неделю! И остановились на «Московском хоре» - это материал, который никого не оставит равнодушным. Трагикомедия – самый великий жанр, который только может быть.


С момента описываемых событий (после знаменитого XX съезда КПСС. – Прим. авт.) прошло чуть больше 50 лет. И для молодого поколения, для тех, кому сейчас 30 и меньше, это уже история. А как только событие становится историческим фактом, более того – удаляется во времени, театр имеет право говорить и осмыслять.

Драматургию Петрушевской лёгкой не назовёшь, её пьесы всегда требовательны к актёру и режиссёру: на полутоне не сыграть. Евгений Горенко, Марина Волкова, Сергей Миллер, Ирина Лыткина, Надежда Айзенберг, Яна Мялк, Наталья Музыковская и другие актёры, занятые в постановке (заметьте, «Московский хор» собрал и молодёжь, и заслуженных артистов), сомневаются на каждой репетиции: будет ли отклик в зале, поймёт ли сегодняшний зритель боль тех лет?

- Думаю, что у зрителя будет положительная реакция, - говорит Вадим Паршуков, - в пьесе соединяется реализм с сюрреалистическими какими-то вещами, здесь и быт того времени, бедность и неустроенность, трагедия поколения лагерей, и в то же время есть оттенок комедии. Как всё в нашей жизни – все краски и оттенки собираются вместе.

Я помню голод 61-го, босоногое нищенское детство – и в то же время это самые тёплые воспоминания, потому что мама тогда была молодой. И у Петрушевской – «Московский хор» - это тёплое воспоминание о жутком времени. Люди тогда жили верой и надеждой. Вот о них, а ещё и о любви мы и пытаемся сделать спектакль. Пытаемся выйти к обобщениям – в этом нам помогает хор. От народного он переходит к академическому, в финале звучит Бах! В спектакле много музыки, мне повезло: театр имени Горького – один из самых поющих в России. Семь хоровых произведений, которые исполнят актёры, - своего рода эксперимент, с которым они успешно справляются.