Некоторым везёт

Хочется верить, что в 2008-м у двух девочек, с которыми довелось познакомиться накануне Нового года, всё будет хорошо, ведь рядом с ними теперь надёжные добрые женщины, а биологические матери остались в прошлом, как и не самые лучшие воспоминания о них.

18 янв. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2275 от 18 янв. 2008
366cd0cd3946c246e6a37314d01383d9.jpg

Хочется верить, что в 2008-м у двух девочек, с которыми довелось познакомиться накануне Нового года, всё будет хорошо, ведь рядом с ними теперь надёжные добрые женщины, а биологические матери остались в прошлом, как и не самые лучшие воспоминания о них.

Настенька Г. конечно же не догадывается, в каких условиях ей пришлось прожить первые два года после появления на свет. Уже давно называет она мамой Ирину Дремлюгу, воспитателя детской больницы Надеждинского района. И папа у неё теперь есть, и старшая сестра. Кстати, с 18-летней Женей, первокурсницей МГУ имени Невельского, названные сестрёнки даже похожи, обе ясноглазые, светловолосые, хорошенькие. И улыбки у них одинаково безмятежные, такие бывают только у очень любимых детей.

Ирина Валерьевна впервые увидела девочку, когда той было три месяца. В больницу привезли худосочного заморыша. Когда её немного откормили и отмыли, объявилась мамочка, которая решила забрать дочку домой. Вскоре малышка вновь оказалась в больнице. И начались качели – забирали, лечили, возвращали, вновь забирали. Воспитательница, через руки которой прошло множество детишек, неожиданно привязалась именно к Насте. Каждый раз она помогала медикам вылечить девочку от чесотки, аллергии, освободить от вшей. Наконец решилась – станет ей мамой. Ни старшая дочь, ни муж не возражали, ведь и они полюбили кроху, да и надо было заполнить страшную пустоту в сердце после гибели младшего сына. Только вот суд никак не давал разрешения на лишение биологической матери родительских прав. Настенька стала часто бывать в новой семье, ко всем привязалась, но её приходилось возвращать в больницу – только когда ребёнку исполнилось два года, наш самый гуманный и справедливый суд решил, что Лилия Г., безответственная равнодушная алкоголичка, не имеет права называться матерью. Так Настя обрела новую семью.

Однажды Ирине Валерьевне пришлось поехать к бывшим родителям её девочки, необходимо было забрать какие-то бумаги. Настенька неожиданно выскочила из машины, к ней навстречу кинулась женщина, которая её родила: «Я твоя мама!». «Нет, - заплакала малышка, - вон моя мама». Пьяные слёзы, как известно, быстро высыхают – через минуту «мамочка» уже не смотрела на девочку.

Сейчас малышке идёт пятый год, она посещает детский сад, растёт умницей и красавицей. Родители думают о том, чтобы отдать её в музыкальную школу. А ещё они решили ни в коем случае не скрывать от ребёнка, что они не родные по крови. Ирина Валерьевна встретилась с женщиной, у которой живут четверо других детей из этой семьи, ведь мать лишена прав сразу на шестерых ребятишек. Вместе думали, когда и как лучше познакомить малышей.

Настенька пока ничего не знает о трагическом начале своей жизни. Сейчас ей очень хорошо. Да и дальше, думается, всё будет прекрасно, ведь ей повезло – нашлись настоящие родители.

У Яны Глобаж, к сожалению, новые мама и папа в своё время не появились, хотя она попала в детский дом в четырёхлетнем возрасте. Увы, не всех обездоленных детишек забирают в семьи. Яна ничего плохого не говорит о детдоме, но знает, что многие «государственные дети» не в состоянии найти своё место во взрослой жизни. Потому и повторяют нередко жизненную схему своих непутёвых родителей.

Больше десяти лет в коллективе, в общей спальне, в общей столовой… Училась средненько, но будь у неё семья – пошла бы в десятый класс. В детдоме же предложили на выбор несколько профессий. Оказалась она в Уссурийске, учится в профессиональном училище № 45, получает специальность со странным названием «коммерсант торговли».

Этой улыбчивой девушке в декабре исполнилось 19 лет. Она хорошо учится, у неё есть любимый молодой человек. В будущее Яна смотрит достаточно уверенно. Почему? Да потому, что на её жизненном пути однажды появилась Екатерина Хомечко, руководитель Приморского отделения Российского детского фонда. «Если бы не Екатерина Алексеевна, - говорит сейчас девушка, - неизвестно, как сложилась бы моя жизнь».

Яна права – брошенные в водоворот самостоятельности, выпускники детдомов не имеют ни жилья, ни достаточных средств к существованию, практически беспомощны в быту. Поначалу им нужен своеобразный поводырь, который буквально за руку поведёт. Потому и кинулась девушка при встрече на шею к Екатерине Хомечко, объясняя мне: «Это золотой человек». Не спившаяся в свое время мама, не пропавший без вести отец, а руководитель детской организации стала для неё самым родным человеком на земле. Именно Екатерина Алексеевна добилась того, что получает Яна не только 300 рублей социальной стипендии и 200 – за хорошую учёбу, но ещё и поддержку от компании «Тип-топ», и пенсию по потере кормильца, которую пришлось выбивать Детскому фонду. С этой пенсией столько мороки было, что порой и Яна, и Хомечко просто плакали, так как были не в состоянии пробить бюрократические препоны. На что бы тогда жила девчонка, не имеющая родственников? Немало слёз пролили они и когда добивались жилья, положенного выпускнику государственного учреждения. Но недаром говорят, что на Новый год многое сбывается. Почти сказкой можно назвать то, что сейчас в руках у Яны ключи от гостинки. И пусть там нужен большой ремонт, пусть пройдёт ещё время, прежде чем комната обретёт достойный вид, но ведь крыша над головой уже есть. А Детский фонд в преддверии новоселья даже кое-какие подарки уже сделал – ложки-плошки обязательно пригодятся.

«Моя жизнь в детском доме – это урок на всю жизнь», - говорит Яна. Она уверена, что её будущие дети никогда не испытают того, что выпало на её долю. Ребёнка она и её молодой человек думают родить только тогда, когда твёрдо встанут на ноги, когда будут абсолютно уверены, что смогут подарить ему счастливую жизнь.

Две девочки, совсем ещё маленькая и уже взрослая, могли потеряться в нашем жестоком мире. Им повезло. Через несколько лет и Настя поймёт: не та мать, что родила. И скорее всего в её сердце будут жить такая же благодарность и такая же любовь, какие переполняют сейчас Яну. Мир ведь и вправду не без добрых людей.