Острова, которые мы потеряли

В номере «В» от 18 декабря с. г. мы рассказывали о жителе Самары Александре АЛАДИНЕ, решившем оспорить в Конституционном суде конституционность «Дополнительного соглашения о российско-китайской государственной границе на её восточной части…», подписанного

25 дек. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2265 от 25 дек. 2007

В номере «В» от 18 декабря с. г. мы рассказывали о жителе Самары Александре АЛАДИНЕ, решившем оспорить в Конституционном суде конституционность «Дополнительного соглашения о российско-китайской государственной границе на её восточной части…», подписанного министрами иностранных дел России и Китая в 2004 году и ратифицированного в 2005-м. Напомним, что в соответствии с этим документом остров Тарабаров и половина острова Большого Уссурийского на Амуре у самого Хабаровска, до сих пор считавшиеся спорными, отошли к Китаю.

По мнению Александра Аладина, имели место факты «потери части территории РФ на российско-китайской границе без волеизъявления её многонационального народа» и «создания негативного прецедента по угрозе целостности территории РФ», в связи с чем заявитель потребовал признать подписанное главами МИД и ратифицированное парламентами обеих стран соглашение противоречащим Конституции РФ и декларации «О государственном суверенитете РСФСР» и уже на этом основании - утратившим силу. «Обжалуемое соглашение ратифицировано федеральным законом без учёта мнения народа и без проведения референдума, а значит, налицо нарушения положений Конституции и декларации о государственном суверенитете РСФСР», - считает Аладин.

В публикации от 18 декабря мы предполагали, что Конституционный суд не сможет принять заявление Александра Аладина к рассмотрению по существу по двум основаниям: во-первых, закон позволяет оспаривать конституционность только тех международных договоров, которые ещё не вступили в силу, во-вторых, по данным вопросам обращаться в Конституционный суд могут президент, Госдума и другие органы власти (до региональных администраций и законодательных собраний включительно), но никак не обычные граждане.

Именно так и вышло. Как сообщил «В» Александр Аладин, на днях он получил ответ из секретариата Конституционного суда за подписью советника управления конституционных основ публичной власти и федеративного устройства А. К. ЛЯШЕНКО. В этом документе, в частности, говорится: «В соответствии со статьёй 125 (часть 2, пункт «г») Конституции РФ, статьями 3 (подпункт «г» пункта 1 части первой), 88 и 89 федерального конституционного закона «О Конституционном суде РФ» Конституционный суд РФ правомочен проверять конституционность лишь не вступивших в силу международных договоров РФ по запросам органов и лиц, к которым граждане РФ не отнесены… Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 3 части второй статьи 40 ФКЗ «О КС РФ», уведомляю о несоответствии вашего обращения требованиям данного закона».

То есть если теоретическая возможность оспорить конституционность соглашения и существовала, то до его ратификации Госдумой. Причём и тогда действовать надо было как минимум через региональные органы власти. Между тем, как на днях сообщил журналистам в Хабаровске начальник регионального пограничного управления ФСБ по Дальнему Востоку Валерий ПУТОВ, работы по передаче Китаю островов Тарабарова и части Большого Уссурийского завершаются. По словам Путова, пограничники уже установили столбы вдоль новой линии российско-китайской границы на Большом Уссурийском. Две погранзаставы готовятся к расформированию.