Для языка нужна история

Как уже сообщал «В», в начале следующего года начнёт в полную силу функционировать новая библиотека Дальневосточного государственного университета. Событие, мягко говоря, не рядовое. После череды закрытых или приостановивших свою деятельность библиотек во

21 дек. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2264 от 21 дек. 2007
cc752c97b478450b31b21dbbe6268adb.jpg

Как уже сообщал «В», в начале следующего года начнёт в полную силу функционировать новая библиотека Дальневосточного государственного университета. Событие, мягко говоря, не рядовое. После череды закрытых или приостановивших свою деятельность библиотек во многих городах России создание новой и, по словам ректора ДВГУ Владимира Курилова, «самой крупной библиотеки Дальнего Востока и Восточной Сибири» является уж если не банальным глотком свежего воздуха, то шагом по направлению к читателю точно.

Особо актуальным это событие становится в связи с завершением Года русского языка, объявленного президентом.

Каким образом библиотека может влиять на грамотность человека, чистоту его речи, уровень образованности, совершенство родного языка, а также на жизнь в целом, корреспондент «В» попытался выяснить в беседе с главным библиографом информационно-библиографического отдела Зональной научной библиотеки ДВГУ, человеком, посвятившим почти тридцать лет своей жизни общению с читателем, Надеждой Васильевной Гришан.

- Надежда Васильевна, тридцать лет жизни отдать читателю и книгам – почему именно такой сложный и тернистый путь вы для себя выбрали?

- Мне всегда хотелось общаться с умными и грамотными людьми или стараться людей таковыми делать. Получилось так, что уже с 17 лет я начала работать в республиканской библиотеке им. Ленина в Ижевске. Впоследствии окончила Челябинский институт культуры. По-настоящему горжусь тем, что библиографии меня обучал профессор Исаак Григорьевич Моргенштерн – специалист мирового масштаба. Ему, кстати, в этом году исполняется 75 лет, и, пользуясь такой возможностью, я хочу его от всей души поздравить. Когда любовь к культуре и родному языку тебе прививают такие люди, вопросов с выбором профессии не возникает.

- Сегодня вы работаете во благо приморского читателя. Как же так получилось, что, родившись в центральной России и проработав много лет на Урале, вы оказались на Дальнем Востоке страны?

- История на самом деле банальна. Пришлось много путешествовать по стране с мужем, который посвятил себя военной службе. Кроме того, в силу своего образования получать соответствующую практику довелось во многих городах – Екатеринбурге, Тюмени, Челябинске, даже в приморском Дунае случилось поработать.

- Уровень образованности и владения русским языком людей в стране сильно отличается по регионам?

- Безусловно. Сегодня я вынуждена констатировать тот факт, что мы, дальневосточники, по этим показателям сильно уступаем жителям западной России. Уровень именно разговорного русского языка здесь падает. Я думаю, это происходит потому, что на западе много грамотно написанных книг и пособий, благодаря которым и образование становится высококачественным. До нас большинство этих изданий просто не доходит, хотя и тут есть специалисты, способные прививать культуру речи.

Станет песком во рту...

- Наверняка в вашей практике были случаи, красноречиво свидетельствующие о безграмотности читателя…

- Конечно, и их много. Были и совсем смешные моменты и действительно грустные. Меня всегда огорчают студенты, способные перепутать Карамзина с Кобзоном, Короленко с Корольковым, Ершова с Ершковой, назвать произведение «Мир и война» и присвоить «Записки охотника» авторству Тютчева.

Был случай в жизни, когда пришёл в библиотеку человек и попросил «что-нибудь почитать». На вопрос, что именно его интересует, ответ был прост – что угодно. Оказалось, он в детстве вообще книг в руки не брал. Это и объясняло бессвязность его языка, неспособность поддержать беседу. Позже, когда он стал действительно интересоваться литературой, я стала замечать, что и речь его улучшается, язык эволюционирует и обогащается новыми словами. Библиотека действительно способна воспитывать людей.

- Каков в основном социальный статус людей с заметно слабым знанием русского языка и литературы?

- В основном это молодёжь – студенты, школьники. Многие сегодня читают современную литературу – Акунина, Пелевина, Коэльо, Мураками и просто забывают о классике. Когда им говоришь, что и до Мураками были отличные японские классические авторы, они просто смотрят широко открытыми глазами и отказываются в это верить.

Однажды к нам в библиотеку зашёл человек, которого принято в обществе именовать бомжом. И знаете, что меня поразило? Говорил он по-настоящему грамотно. Попросил несколько книг для себя и друзей и ушёл. Что-то случилось с этим человеком в прошлом. Может, в семье или на работе. Но образован он был гораздо лучше, чем многие другие, стоящие выше него по социальной лестнице люди. Современная реальность поддавливает людей, сегодня не главное быть грамотным, главное – уметь жить.

Грамотная речь и красивый язык укореняются в человеке с первого слова, которое он услышал или произнёс. Если ребёнок живёт с родителями, которые постоянно ругаются матом, вряд ли из него получится новый Лихачёв. Кстати, сам Лихачёв сказал однажды: «Для языка нужна его история, нужно хоть чуточку понимать историю слов и выражений… Должен быть фон фольклора и диалектов, фон литературы и поэзии. Язык, отторгнутый от истории народа, станет песком во рту…». Люди сами себя своей безграмотностью и нежеланием читать обосабливают от истории народа и языка.

Случай с человеком без определённого места жительства как раз и убедил меня, что великий и могучий русский язык становится действительно великим, если развивается в атмосфере доброты, понимания и уважения с самого детства.

Чиновников на экзамен

- Тут, наверное, уместно вспомнить слова Тургенева: «...Нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!». Ведь если ты представитель этого самого «великого народа», то на владение русским языком никак не способно повлиять твоё социальное положение.

- Конечно. Другое дело, что существует определённая динамика, которая говорит о некотором расслоении нашего общества и, соответственно, о понижении уровня знания русского языка и интереса к чтению литературы. Многое было потеряно во время перестройки. Наверное, именно тогда резко сократилось число людей, обращающихся к чтению. Это я наблюдала лично. Тогда и стало очевидным разделение людей на богатых и бедных, грамотных и безграмотных. Больше стало чиновников, меньше простых носителей и хранителей родного языка из низших слоёв общества.

- К слову, совсем недавно ректор Санкт-Петербургского государственного университета Людмила Вербицкая в беседе с журналистами заявила о необходимости сдачи экзамена по русскому языку кандидатами в депутаты Государственной думы. Как, по вашему мнению, сдали бы они такой экзамен?

- Если честно, не уверена. Мне кажется, что у многих чиновников, мягко говоря, средний уровень знания русского языка. В этом я постоянно убеждаюсь, когда смотрю телевизор или читаю газеты. На самом деле вопрос действительно важен. Вот вы когда слушаете речи Путина, у вас же не возникает отторжения. Это говорит о его высокой образованности. Заметьте, не важно при этом, по-русски он говорит в этот момент или по-немецки…

Я в своё время изучала венгерский и польский языки. Когда соприкасаешься с иностранным языком, ты понимаешь, сколько ещё не знаешь о своём, и наоборот – посвящая себя русскому языку, осознаёшь всю необходимость знания иностранного.

- Стал ли для вас 2007 год Годом русского языка?

- Для меня каждый год – Год русского языка (улыбается). Лишь бы, когда он закончится, про него не забыли. Наверное, лучше бы объявляли десятилетия русского языка.