И хочется делать побольше добра...

Игорь АГАФОНОВ – владивостокский автор, востоковед-историк, дипломат. В издательстве «Русский остров» вышла книга его стихов и прозы «Красавицы легки, братишки суровы». Это четвертый по счету литературный «ребенок» Игоря Агафонова...

11 дек. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2257 от 11 дек. 2007
51fb7b43081a767d278a434bbace5580.jpg


Игорь АГАФОНОВ – владивостокский автор, востоковед-историк, дипломат. В издательстве «Русский остров» вышла книга его стихов и прозы «Красавицы легки, братишки суровы». Это четвертый по счету литературный «ребенок» Игоря Агафонова. Ранее свет увидели авторские сборники стихов, песенных текстов и прозы «Туда. Сюда. Нельзя», «Буча», «Слезы России» (коллективный). В ближайшее время издатели обещали порадовать читателей новой книгой Игоря Агафонова под названием «В излом ракушек».

Перевернув последнюю страницу сборника «Красавицы легки, братишки суровы», поймал себя на мысли, что вместе с автором прожил не только его, чужую, жизнь, но и свою. Хочется сравнивать, искать аналогии. А поводом послужил несколько вычурный, фантасмагоричный текст: «Из ответов официального представителя Ведомства внешних сношений (ВВС) Ресурсии на вопросы СМИ в связи с проведением встречи Группы друзей Верховного секретаря Сборища Наций по Джорджии в столице вечно нейтрального Государства...».

Искорки юмора, словесной эквилибристики, стилистического эпатажа... и ученый муж Агафонов, дипломат, востоковед. Однако... Щелчок – и память мгновенно рисует застойно-далекие, неповторимые 70-е. Студенчество, искрометные КВНы, рукописно-машинописные стенгазеты с «говорящими» названиями «Толчок», «Клозет», «5-й этаж». Авторами и редакторами наших изящных литературных «приколюшек» были не менее ученые, а ныне далеко известные «мужи»: Володя МАМОНТОВ, Володя СУНГОРКИН, Игорь КОЦ...

Агафонов из этого же ряда увлеченных, влюбленных в слово людей. Творчество из него буквально брызжет. Он чувствует слово, любит его, играет с ним, ласкает его.

И оно ему платит любовью сотен читателей – как «своих в доску» друзей (братишки по Афгану: «...Игорь, все как есть написано. Рвет уже от этой войны. Спасибо тебе!!!», так и «неангажированных» – членов Союза писателей, известных литераторов, общественных деятелей.

В поэзии Игоря Агафонова много личностного и пережитого. Если о детстве – то о своем, не «собирательном»:

И снова – кисель у бабушки...
С клубникой вареник – в рот...
И с кисточкой, и – по радужке...
И с дедом – в путь до ворот...
Если про город – то нашенский:
Когда вернусь на берег моря
В туманный град Владивосток...
Когда вдохну ветристой соли,
В песке зарывши пальцы ног...

Если о житейском, приземленном – то непременно образно, ассоциативно:

ПИКНИК
Забыли дрова,
Спички мокрые – в мясе...
Траву, что ль, жевать?
Если о друзьях-товарищах, об армейском братстве – то без прикрас, как есть:
А Васька, дурень, дернул палец.
И пулемет взревел, как дьявол.
И офицер, упав на ранец,
Лупил вперед...
И Васька крякал...

А любовь в его стихах пронзительна и чиста. Потому что чувства обострены разлукой. Наталии Любимой, г. Пхеньян, 15 октября 2002 г.

Верь! Мягкий шорох...
Сердца магнит...
Нам помогают... Путь не закрыт...
Остановиться? Нет! – Мы - живем!
Счастья и воли! Мы – доплывем!

Кому же адресована книга Игоря Агафонова? Да всем нам – тем, кто любит ритм и рифму, кто умеет видеть и слышать игру слов и воображения, кто «видел, плавал и страдал...». И еще. При всех своих чисто литературных достоинствах есть у сборника «Красавицы легки, братишки суровы» этакий жизнеутверждающий подтекст. В суете городов и бешеных скоростей лирика Игоря Агафонова – как катарсис, как пробуждение и напоминание о том, что все мы гости на этой земле. И здесь философия автора более чем понятна. И уместна:

И хочется делать
Побольше добра...
Проснувшись, смахнуть
Сна остатки с лица...
И с новою силой -
Вперед! Чтоб не зря!

У Агафонова уже давно есть поклонники и ценители его творчества. Впрочем, есть и критики. Правда, весьма лояльные. Здесь же, на полях книги, в сносках, он без «цензуры» приводит лаконичные строки своих далеких и близких корреспондентов. Почитаем? Для кого-то это станет хорошим поводом вынести собственное суждение о стихах и прозе Игоря Агафонова.

«В детство так сразу захотелось... Эх... Трогательно получилось...»; «Хорошее стихотворение... Живое полевое наставление! Нерв стиха – точен и тонально выверен. Время, место, стиль – в «десятку»!»; «Смеялась... От души! Картинку хорошо нарисовали!..»; «И правда – очень увлекательно. Всем персонажам огромный привет из болотистой России-Матушки...»; «Ваши стихи такие противоречивые, иногда пронзительно-презрительные по отношению к действительности, иногда щемяще-тоскливые, но всегда почему-то горькие, даже злые...»; «Обрывки фраз – отражение реальности. Читается на одном дыхании, хотя при каждом следующем прочтении находишь что-то новое...».

У книг Игоря Агафонова – хорошая судьба. Их читают, о них говорят, они никого не оставляют равнодушным. А это тот самый бальзам, который сколько ни лей надушу, всегда приятно.

Кстати, он до сих пор не член Союза писателей. Зная немножко «ту» кухню, задаюсь естественным вопросом: то ли гора не идет к Магомету, то ли наоборот? Как бы то ни было, но факт остается фактом...