Надо ли рожать пятерых детей, чтобы отдать их государству?

Так уж случилось, что Ирина на 32-м году жизни лишилась сразу пятерых своих детей. По решению суда она лишена на них родительских прав. Это первый и исключительный случай во Владивостоке, когда у молодой женщины забирают всех детей, да еще и в таком колич

11 дек. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2257 от 11 дек. 2007
508e0051f608c91a8ff47138ca3ac603.jpg

Так уж случилось, что Ирина на 32-м году жизни лишилась сразу пятерых своих детей. По решению суда она лишена на них родительских прав. Это первый и исключительный случай во Владивостоке, когда у молодой женщины забирают всех детей, да еще и в таком количестве.

Два мальчика и три девочки теперь больше не попробуют мамину кашу без мяса– детский реабилитационный центр «Парус надежды» накормит ребятишек котлетами и борщом, а яблоки и груши для них и вовсе перестанут быть деликатесами.

На прошлой неделе судебные приставы соответствующей службы по Первореченскому району Владивостока, сотрудники милиции, в том числе инспектор по делам несовершеннолетних, и представитель администрации города попали-таки в квартиру со странным запахом на улице Овчинникова, 26. К счастью, входную дверь ломать не пришлось, хозяйка квартиры открыла ее сама. Внешне жилище напоминало бомбоубежище, в котором как будто организовали свалку. Кругом валялись многочисленные грязные вещи, по стенам ползали клопы и прочая живность. В углу примостился открытый холодильник, набитый... грязным бельем.

А затем были долгие дебаты с криками, угрозами и детским плачем. Мать, какая бы она ни была, естественно, не отдавала увезти своихдетей, но у судебных приставов на руках было решение суда. Ирина прибегала к различным уловкам, чтобы оттянуть момент расставания. Начинала кормить детей макаронами, те плакали, но продолжали уплетать обед за обе щеки. И как-то стало понятно, что дети, видимо, едят не чаще одного раза в день, потому как нормальный ребенок явно не стал бы есть то, что было в тарелках, да еще в таких экстремальных условиях. Когда малыши наелись, Ирина отказалась их одеть в дорогу. Угрожала, что если детей заберут раздетыми и они подхватят воспаление легких, их смерти будут на совести сотрудников УВД. Подливала масла в огонь и прабабка ребятишек, проживающая в этой же квартире. Она оскорбляла милиционеров, потрясала палкой с криками «Я до вас доберусь!» и вспоминаласвоегомужа, погибшего, по ее словам, на фронте.

В конце концов, Ирина все же одела детей, и они в сопровождении приставов направились в кожно-венерологический диспансер, где всем поставили диагноз «чесотка». После лечения в больнице ребятишек доставят в центр «Парус надежды», где они пройдут курс психологической реабилитации. Затем всех пятерых направят в один детский дом. Разлучать детей не будут, все останутся во Владивостоке и даже смогут видеться с мамой. Если, конечно, она захочет их навестить.

Главный специалист по охране прав детей комитета образования Владивостока Ольга ПУШИЛИНА так прокомментировала ситуацию:

– Иск о лишении Ирины родительских прав и взыскании алиментов был подан в суд Первореченского района комитетом образования администрации города, выполняющем функции органа опеки и попечительства. Суд состоялся 12 июля этого года и вынес решение передать несовершеннолетних детей на попечение государства. Затем от Ирины поступил кассационный протест, но в сентябре суд оставил прежнее решение в силе.

Самого старшего мальчика – Родиона, ему12лет, мызабрали раньше. Он, кстати, и сам уже рассказывал, что мать их очень плохо кормила. Варила себе мясо, съедала его сама, а малышам готовила только кашу сомнительного качества. Мальчик обрадовался яблокам и грушам, которыми его угостили в «Парусе надежды», ведь он уже забыл их вкус.

Восьмилетнюю Эллину (кстати, у всех детей необычные красивые имена – Юлиана, Эллина, Карина, Родион, Леонид) мы забрали из школы, поместили ее в больницу – у нее уже тогда была чесотка. Но мать выкрала ее оттуда и вернула домой. Поэтому вместе с сотрудниками УВД нам пришлось забирать не троих детей, как мы рассчитывали, а четверых. Три раза к Ирине ходила судебный пристав-исполнитель Елена ТРУБНИКОВА, чтобы уговорить мать отдать детей, но ей дверь так и не открыли.

Оставить детей такой мамаше не могли. Ирина вместе со своим сожителем и братом, недавно вернувшимся из тюрьмы, периодически уходит в запои. В квартире регулярно происходят драки. Сама Ирина не работает, живет на детские субсидии и ведет асоциальный образ жизни, совершенно не заботясь о детях.

– С этой семьей мы работаем уже два года, – продолжает Ольга Пушилина, – неоднократно обращались к Ирине с предложением навести в доме порядок, заняться детьми, их здоровьем, накормить в конце концов! Но она ничего не желает слушать. У Ирины был шанс не усугублять ситуацию, но когда рассматривалось дело, она даже в суд не явилась.

У горе-мамаши по закону есть возможность восстановиться в родительских правах. Для этого в течение шести месяцев ей нужно найти работу, привести квартиру в надлежащий вид и бросить пить. Что же касается биологического отца детей, то ему тоже не могли оставить ребятишек. Официально мужчина проживает в другой квартире, документального доказательства отцовства нет, кроме того, он тоже пьет.

– В моей практике это первый подобный случай, – делится впечатлениями судебный пристав-исполнитель Первореченского района Елена Трубникова. – Тяжело забирать у матери ее ребенка, но раз дело дошло до лишения родительских прав, значит, с такой матерью оставлять детей было нельзя!

– Похожий случай произошел в этом году в Чугуевском районе, – говорит пресс-секретарь приморской службы судебных приставов Анжелика РАЗУВАЕВА. – Мать «воспитывала» пятерых детей так, что 5 октября суд лишил ее родительских прав. Всех детей в сопровождении представителей органов опеки судебные приставы доставили в больницу, после чего занялись ихустройством в детский дом.

Два случая уже тенденция. Но больше всего в такой ситуации жалко детей: они становятся заложниками пьяниц-мамаш и тех последствий, которые «вытекают» из маминой бутылки. Конечно, в детском доме обуют, накормят, согреют, а все равно хочется жить в счастливой и благополучной семье. Сомнительно, что кто-то решится усыновить или взять в опеку сразу пятерых братьев и сестер.