Спасите наши души

Чем звонче предвыборная шумиха, тем сильнее желание размышлять и писать на отвлеченные от злободневности темы. Тем более что жизнь подкидывает их щедро, не скупясь. Но вот ведь что интересно - и в этих темах проблема выбора как такового вновь встает перед

21 нояб. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2246 от 21 нояб. 2007

Чем звонче предвыборная шумиха, тем сильнее желание размышлять и писать на отвлеченные от злободневности темы. Тем более что жизнь подкидывает их щедро, не скупясь. Но вот ведь что интересно - и в этих темах проблема выбора как такового вновь встает перед нами, правда, в более широком, философском смысле. Впрочем, обо всем по порядку.

В минувшее воскресенье в восточной части Японского (или Восточного, как его называют в Корее) моря разыгралась очередная - к сожалению, очередная - трагедия: в условиях шторма опрокинулся и затонул лесовоз «Кастор-1», следовавший из Находки в Китай с российским и экипажем и пассажирами на борту. О том, как шла спасательная операция, «В» подробно рассказал во вчерашнем номере. Сегодня речь лишь об одной из граней этой операции.

По многовековому закону моря, где спасение утопающих является делом всеобщим, в район поиска гибнущих моряков немедленно двинулись все, кто мог это сделать. Подошли патрульные корабли с вертолетами на борту береговой охраны Японии и Республики Корея, в воздухе повисли самолеты российского МЧС и Тихоокеанского флота, часть моряков сумели подобрать англичане с проходившего мимо грузового судна, еще часть - соотечественники из Дальневосточного и Приморского пароходств. Из 36 человек, находившихся на борту «Кастора», менее чем за сутки удалось спасти 35 - очень неплохой результат для спасательной операции, учитывая, что поиски еще одного моряка продолжаются (подробнее об этом на 2-й стр.).

И тем не менее остался крайне неприятный осадок. Потому что в спасательной операции никаким образом не приняли участие те, кто находился к месту катастрофы ближе всех, - морские силы и средства Северной Кореи. Напомню, что год назад, когда примерно в том же районе тонуло наше «Синегорье», все происходило точно так же. А два раза - это уже система.

В российском Уголовном кодексе есть отдельная статья, карающая за неоказание помощи терпящим бедствие. В Северной Корее подобного, очевидно, нет.

Иногда я задумываюсь в этой связи: что испытывают северокорейские диспетчеры, иные специалисты, «сидящие» на связи, когда слышат сигналы SOS, экстренные переговоры на «тревожных» частотах - и ничего не предпринимают. Или не хотят предпринять. Или не могут. Или им запрещено. В известном романе Артура Хейли «Аэропорт» человек, оказавшийся в такой ситуации, сошел с ума. И это представляется вполне естественной (если так уместно выразиться) реакцией человеческой психики.

На большом, международном уровне мы всегда воротим нос от выражения «страны-изгои». Но тогда научите меня: а какое еще выражение следует применять к такой ситуации? И что должны думать мои земляки, знающие (усвоившие как урок), что если в восточной части Японского (Восточного) моря с ними, упаси бог, случится какое-то ЧП, то из ближайших портов на помощь никто не придет?

…Говорят: близкий сосед, лучше дальнего родственника. Так это еще смотря какой сосед…