Дети теряются, дети встречаются

Пока вокруг деревни «Семейный очаг» кипели страсти, жила она своей жизнью. Ребятишки бегали в школу, играли, ссорились, мирились и, конечно, работали - хозяйство ведь большое. Происходили там за это время и не совсем ординарные события.

2 нояб. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2237 от 2 нояб. 2007
921671053a288178d7642af27cbb5f7b.jpg

Пока вокруг деревни «Семейный очаг» кипели страсти, жила она своей жизнью. Ребятишки бегали в школу, играли, ссорились, мирились и, конечно, работали - хозяйство ведь большое. Происходили там за это время и не совсем ординарные события.

Настя и Женя Гарафутдиновы, которых благодаря телефильму Светланы Шпилько нашла и забрала в Уфу родная бабушка, все же вернулись в Раздольное. Теперь Настя - студентка сельхозакадемии, а ее брат поступил в техникум. Бабушка убедилась, что жизнь в «Очаге» хорошая, что приемная семья Гончаренко всегда ждет ребят на выходные, заботится о них. Поэтому вернулась она в Уфу с легким сердцем. Теперь все перезваниваются, переписываются.

И еще одна семья воссоединилась недавно. Рита Петрук, жена основателя и бессменного руководителя детской деревни, колдовала на кухне - заготовок в этом году они делали много. Остальные, и дети, и взрослые, были в поле. В окно увидела подъехавшую машину, из которой робко вышли две девушки. «Кого-то ищете?» - спросила Рита, внутренне съежившись, так как многочисленные комиссии по проверке «Очага» ее уже замучили. «Ищем, - ответили. - Захар Гноинский у вас живет?». Неужели что-то натворил? Девушки, увидев расстроенное лицо хозяйки, стали быстро рассказывать, перебивая друг друга, о том, что они, Юля и Даша, - родные сестры Захара, что есть у них еще один брат - Антон. Именно к Антону, студенту техникума, подошел недавно однокурсник, поведавший, что жил он в детском доме с Захаром Гноинским, спросил: «Случайно не твой брат?».

Все они действительно были детьми государственными. Много лет назад в их семье произошла трагедия, разлучившая всех. Двухлетнего Захара отправили в Дом ребенка во Владивостоке, других детей - в детдом Уссурийска. Мама оказалась далеко. Обо всем этом Петруки знали из «досье» на мальчика, которое они получили, когда забирали его в свою приемную семью. Четыре года назад 11-летний мальчишка поразил их, с одной стороны, большим внешним сходством с Олегом Петруком, с другой - своей беззащитностью и одновременно колючестью. В надвинутой на глаза шапке, прижавшийся к стене, он, казалось, хотел отгородиться от всего мира. Олег Викторович спросил жену: «Может, заберем к себе?». «Я как покорная жена ответила: «Конечно», - улыбается своим воспоминаниям моя собеседница.

Трудно им пришлось с Захаром, пока наконец сумели растопить его сердце, расположить к себе. Теперь с гордостью рассказывают о том, что он замечательный спортсмен, занимается греко-римской борьбой, футболом, теннисом, волейболом, учится вполне прилично.

- Девочки, как же ему сказать о вас? - спросила Рита. Они с мужем старались не затрагивать эту тему в беседах с Захаром, понимали, что пока он не готов ее обсуждать, должно пройти время. Позвонила мужу, который вместе с детьми работал в поле. Тот тоже немного растерялся. А в это время боялась выйти из машины мать. Она никак не могла унять дрожь, понимая, что сейчас произойдет самая главная встреча в ее жизни. Как встретит сын? Сумеет ли понять, простить?

Все взрослые, оказавшиеся в эпицентре события, были напряжены до предела. Захара привели в комнату, где его ждали мама и сестры. Мальчишка, увидев перед собой совершенно незнакомых людей, сдавленно сказал: «Здрасте». Возможно, девочка повела бы себя по-другому, а он пытался быть сдержанным или просто не знал, как себя вести. Семью оставили наедине. Но до сих пор помнит Рита, как из-за закрытой двери доносились рыдания. Там происходило болезненное воссоединение семьи. Когда все немного успокоились, Петруки предложили Захару провести своеобразную экскурсию по «Семейному очагу». Мальчишка с удовольствием показал вновь обретенным родственникам тренажерный зал, территорию… К слову, даже регулярно посещая деревню, не устаешь удивляться - выросло стадо коров, гуляют, не обращая внимания на снег, овцы, а уж об изменениях в «жилом фонде» и говорить не приходится.

Девушки оставили свои координаты, сказали, что скоро приедет Антон. Мама на прощание вновь расплакалась: «Пока мне некуда сына забрать». Похоже, женщина много горя в жизни хлебнула, через серьезные испытания прошла. Но детей по большому счету она все-таки потеряла - девочки уже взрослые, старшая дочь замужем, да и мальчишки живут самостоятельно. Захар по крайней мере уходить из приемной семьи не хочет, говорит, что в «Очаге» ему нравится, к новым родителям он давно привык. Рита и Олег понимают, что Тамара Петровна - родная мать, поэтому они, хоть и с грустью, но согласны подготовить необходимые документы для «возвращения» мальчика. С другой стороны, осознают, что лучше не рушить в очередной раз привычный уклад его жизни - он и так многое пережил. «Кажется, Захар начал еще больше нас всех ценить после этой встречи, - говорит Рита, - стал ласковее, внимательнее».

Родственники пообещали приехать к Захару на день рождения. А он ждет их каждый день, часто повторяет, что у него теперь есть брат…

Неизвестно, как сложилась бы жизнь этого подростка, не попади он в приемную семью. Правда, и сейчас остается немало вопросов. Смогут ли практически чужие люди разбудить в своих душах настоящую любовь? Как сложатся их взаимоотношения? У сестер, братьев и их мамы нет общих воспоминаний, цементирующих семью, они связаны только кровными узами. Конечно, это тоже важно. Но, наверное, недаром народная мудрость утверждает: не та мать, что родила.

Очень хочется верить, что все у этой семьи сложится, что по крайней мере друзьями они станут. Не повторялись бы только трагедии, которые могут навечно развести мать и сына, братьев и сестер.