Забытая война. Дуэль США и Японии у советских берегов (продолжение)

Короткое лето Аляски заканчивалось, и скоро противоборствующим сторонам со всей очевидностью стало ясно: в дело вступает непреодолимая сила - погода. И та, и другая сторона основные потери несла именно от нее. За всю осень 1942 года американская авиация в

25 окт. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2232 от 25 окт. 2007
8859f16321410ce95e6ea24a0713270d.jpg

Начало в номерах за 19, 23 и 24 октября

Упущенная возможность


Короткое лето Аляски заканчивалось, и скоро противоборствующим сторонам со всей очевидностью стало ясно: в дело вступает непреодолимая сила - погода. И та, и другая сторона основные потери несла именно от нее. За всю осень 1942 года американская авиация в боях потеряла только 9 самолетов, а 63 машины были потеряны из-за погоды и по техническим причинам. Погода определяла нерешительность и нечеткость замысла действий обеих сторон. Японский генеральный штаб никак не мог прийти к единому решению: то ли усиливать оборону Атту и Киски, то ли оставить их совсем. Адмирал Хосогайя то приказал снять войска с Атту и перебросить их на Киску для усиления гарнизона последнего и облегчения схемы снабжения (хотя названия двух этих островов постоянно упоминаются вместе, расстояние между ними составляет порядка 200 миль), то, передумав, через месяц вновь приказал занять пустующий остров. Только весной следующего года американцы узнали об упущенной возможности без боя взять Атту.

Тем временем американцы высадили войска и строительную технику на остров Адак с главной задачей сооружения здесь полевого аэродрома передового базирования - до аэродрома Умнак отсюда было почти 350 миль. В рекордные сроки, за десять дней, саперы и военные строители создали здесь взлетно-посадочную полосу, способную принимать бомбардировщики, и уже через несколько дней сюда были переброшены «В-17» из 36-й бомбардировочной эскадрильи с истребителями сопровождения «Р-38». Вся операция держалась в строжайшей тайне - аэродром на Адаке более чем вдвое сокращал полетную дистанцию до занятой японцами Киски.

Следующим на очереди был остров Амчитка, сорок миль в длину и три в ширину, - он находится всего в 50 милях от Киски. 4 января 1943 года командующий ВМС США на Тихом океане, адмирал Честер Нимитц назначил контр-адмирала Томаса Кинкейда, героя сражений в южных морях, командовать боевыми действиями в зоне Алеутских островов. Уже в середине января 1943 года по приказу Кинкейда на Амчитку высадились 2100 человек - в основном саперы и военные строители, задача которых была не нова - в самый короткий срок устроить здесь взлетно-посадочную полосу передового аэродрома. И 28 января на Амчитку сели первые штурмовики «Р-40», которые так нужны были здесь для решительных действий.

Когда с Амчиткой вопрос был решен, подошло время затянуть узел вокруг Атту и Киски. Для этого была сформирована оперативная группа в составе двух крейсеров и четырех эсминцев под командой контр-адмирала Чарльза Макморриса, главной задачей которой был перехват японских конвоев, доставлявших личный состав, технику, вооружение и снабжение гарнизонам оккупантов. Доставалось японским транспортам и от американской авиации - в конце февраля американский торпедоносец потопил крупный транспортный корабль «Черибу-Мару» с грузом бульдозеров и другой строительной техники для сооружения взлетной полосы на Атту. Корабли Макморриса служили хорошей преградой на пути японских транспортов, пытавшихся прорваться к блокированным островам.

Морская баталия

В генеральном штабе императорской армии продолжались споры относительно дальнейшей судьбы осажденных гарнизонов. В конце концов победило мнение: прорвать морскую блокаду, дав решительное морское сражение, и основательно укрепить захваченные острова, создав действительно серьезный плацдарм в непосредственной близости как от Аляски, так и от СССР. В соответствии с этим решением адмирал Хосогайя собрал мощный конвой из трех крупных транспортов и четырех тяжелых крейсеров охранения, призванных разделаться с американским заслоном. В таком составе 22 марта 1943 года конвой вышел с острова Парамушир, Северные Курилы, на Киску с твердым намерением прорвать американскую блокаду.


Ранним утром 26 марта 1943 года флагманский крейсер «Ричмонд» с адмиралом Макморрисом на борту и группа сопровождения, в которую входил тяжелый крейсер «Солт-Лейк-Сити», шли боевым курсом на сближение с крупным японским конвоем, обнаруженным с патрульного самолета, примерно в 200 милях к западу от Атту и 100 милях южнее Командорских островов, где когда-то нашел последнее успокоение Витус Беринг. Неприятным открытием для адмирала Макморриса стало наличие в составе конвоя тяжелых крейсеров, но все же после непродолжительного маневрирования началась артиллерийская дуэль двух главных действующих лиц этого акта: тяжелых крейсеров «Солт-Лейк-Сити» и «Начи». Бой продолжался три с половиной часа - самая длительная артиллерийская дуэль надводных кораблей в современной военной истории. В конце концов, японцам удалось повредить машинное отделение американского крейсера и «Солт-Лейк-Сити» потерял ход, превратившись в идеальную мишень для японцев. На выручку бросились эсминцы сопровождения, поставив дымовую завесу. Адмирал Макморрис ожидал самого худшего исхода этого боя - каково же было его удивление, когда с одного из эсминцев поступило сообщение, что весь японский конвой покидает поле боя и отходит на запад. Как выяснилось много позже, японским адмиралам почудилось приближение американской торпедоносной авиации, и они почли за благо ретироваться. Кстати, несмотря на продолжительность и ожесточенность дуэли между двумя броненосцами, ущерб его участникам был минимальным, в бою погибли семь американских и четырнадцать японских моряков. Главным итогом сражения у Командорских островов стало окончательное прекращение регулярного снабжения японцами своих гарнизонов на островах. Адмирал Хосогайя был отстранен от должности, а вот экипаж «Солт-Лейк-Сити» чествовали как героев.

Эпицентр боевых действий по-прежнему оставался у экватора - после битвы за Гвадалканал затяжные боевые действия велись на Соломоновых островах и в Новой Гвинее. Но и на севере Тихого океана шла активная подготовка к летней кампании. Адмиралы Кинкейд и Рокуэлл представили свой план операции, по которому сначала освобождался остров Атту как менее укрепленный. Оперативники из штаба Западного командования в Сан-Франциско идею в целом одобрили и, немного поколдовав над картой, вынесли свое решение: с гарнизоном Атту в 500 человек американский десант численностью в один полк должен справиться... за три дня!

К этому времени под командой генерала Бакнера было уже порядка 150 тысяч человек личного состава, растянутого по необозримым просторам Аляски. Но эти подразделения не имели амфибийных средств, соответствующей выучки и опыта ведения боевых действий. Первоначально предлагалось высадку и захват Атту поручить подразделениям 35-й пехотной дивизии генерала Корлетта, которая уже имела некоторый опыт действий на Алеутах. Однако штабисты в Вашингтоне решили поручить эту миссию 7-й моторизованной дивизии, которая в то время усиленно тренировалась в пустынях Калифорнии, готовясь к предстоящим боевым действиям против танкистов Роммеля в Северной Африке. Вот так - из огня да в полымя.

В преддверии «Дня «Д»

Генерал-майор Альберт Браун, командовавший 7-й дивизией и успевший понюхать пороху в Первую мировую, был не в восторге от поставленной задачи: даже краткое изучение карты острова не оставляло сомнений - гористую местность там можно было преодолеть в лучшем случае за неделю… Если не встретить вооруженного сопротивления. А по уточненным данным разведки, гарнизон острова насчитывал около 1600 человек. Пока же пехотинцы 7-й дивизии отрабатывали вопросы высадки морского десанта на солнечные пляжи Калифорнии в бухте Монтеррей.

Когда основные черты будущей операции «Лендкрэб (сухопутный краб)» были определены, дошла очередь до деталей: здесь впервые американцы спланировали применение подразделения специального назначения в десантной операции. Оно должно было скрытно высадиться на остров и занять господствующие над островом высоты, гористую гряду над долиной Чичагова, чтобы не дать японцам отступить и укрыться в горах. Основные силы десанта, по одному полку пехотинцев, должны были высадиться на северной и на южной оконечностях острова, чтобы, наступая затем навстречу друг другу, загнать японцев в огненный мешок.

Но комендант японского гарнизона Атту полковник Ясуйо Ямасаки прекрасно знал о готовящемся десанте и предпринял все возможные меры противодействия.


Силы вторжения, размещенные на 34 судах, включая легкий авианосец «Нассау» и линкоры «Айдахо», «Пенсильвания» и «Невада», вышли из Колд-Бэй, но не напрямую курсом на Атту, а пройдя сквозь гряду Алеутских островов, вошли в Берингово море, далеко обогнув Киску и зайдя к Атту с севера. К этому моменту разведка оценивала силы гарнизона Ямасаки уже в 2600 человек. На руку оборонявшимся была погода - несколько дней корабли с десантом трепал жестокий шторм. День высадки, «День «Д», назначенный на 7 мая, несколько раз откладывался из-за продолжающегося шторма. Наконец в предутренние часы 11 мая с двух подводных лодок, «Наутилус» и «Нарвал», в бухте Остин были высажены коммандос капитана Уильяма Уиллоуби. Десантная операция на Атту началась.

Окончание следует