Игорь Старыгин: Мушкетеры вместе уже 35 лет!

Отснятый за четыре месяца материал кинофильма «Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини» монтируется на киностудии, а миллионы россиян уже с нетерпением ждут выхода на экран продолжения мушкетерской саги, давным-давно покорившей их сердца.

24 окт. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2231 от 24 окт. 2007
5d8f2a1824e71b4e6ca5df43591aaeec.jpg


Отснятый за четыре месяца материал кинофильма «Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини» монтируется на киностудии, а миллионы россиян уже с нетерпением ждут выхода на экран продолжения мушкетерской саги, давным-давно покорившей их сердца. На широком экране фильм, в котором занят невиданный звездный актерский состав, появится в следующем году. Главные роли сыграли конечно же Михаил Боярский, Вениамин Смехов, Владимир Смирнитский и Игорь Старыгин.

- Игорь Владимирович, новый фильм, говорят, о бессмертии мушкетеров. Это правда?

- В каком-то смысле да. Такой ход придумал Хилькевич. Фильм начинается с того, что мушкетеры погибают, оказываются на небесах и оттуда видят, как их дети ищут сокровища Мазарини, но безуспешно. И д’Артаньян вымаливает у Бога, чтобы тот вернул их всего лишь на сутки на грешную землю, чтобы помочь детям. И вот тут-то начинается все самое интересное, настоящий круговорот событий, из которых дети и мушкетеры выходят победителями и возвращают награбленные и вывезенные из России деньги кардинала Мазарини.

- Насколько комфортно вы в очередной раз чувствовали себя в образе Арамиса? Не возникало ощущения, что времена былой славы реанимировать с каждым следующим разом все сложнее?

- Быть заложником однажды созданного образа, конечно, удовольствие сомнительное. Но приходится мириться, ведь понимаю: второй такой роли уже не будет, для многих зрителей я навсегда останусь Арамисом. Не одного меня постигла такая актерская участь: Леонид Броневой обречен быть Мюллером, Вячеслав Тихонов – Штирлицем, Александр Демьяненко – Шуриком. Конечно, и нам, и режиссеру хотелось повторения триумфа первой части мушкетерской истории. Теплилась надежда: а вдруг случится чудо?

– Как думаете, в этот раз оно случилось?

– Мне сложно судить, но очень на это надеюсь. Пусть лучше выводы сделает зритель. Больше всех, конечно, хотелось чуда Мише Боярскому, это он был инициатором продолжения «Мушкетеров». Кстати, Боярский перед съемками в шутку обмолвился: «Хочу посмотреть, как Старыгин на лошадь взбираться станет!».

– Вы всегда говорили, что популярность вас нервирует. Не переменили к ней отношение?

– Нет, повышенное внимание по-прежнему раздражает. Не люблю, когда навязчиво пристают, за руку хватают, начинают тянуть в ближайшую кафешку и предлагать запанибрата сто граммов. Чаще всего люди не понимают этого, обижаются, а я не терплю, когда хамят. Такие выяснения отношений неоднократно завершались в ближайшем отделении милиции. Меня, правда, всегда сразу отпускали.

– Но, кажется, милиционеров вы не играли?

– Зато был пограничником. После фильма «Государственная граница» много ездил по заставам с шефскими концертами. Не в обиду другим родам войск будет сказано, но именно пограничников считаю армейской элитой. В свое время я ведь тоже собирался служить на границе. У меня даже собака была специально обученная. Восточноевропейская овчарка по кличке Карай, родственник знаменитого Ларса, снимавшегося в фильме «Ко мне, Мухтар!». Псину мне подарили на день рождения, когда учился в девятом классе. Карай прошел курс служебного собаководства, мы настраивались вместе Родину защищать. Потом началась учеба в институте, и на собаку оставалось все меньше времени. В общем, отдал я пса в МУР. Он служил в угрозыске, имел медали за задержание особо опасных преступников.

– Скажите, после съемок «Сокровищ Мазарини» не хочется устроить себе заслуженный отдых?

– Вообще-то я уже шесть лет как пенсионер. Правда, не по возрасту, а по инвалидности. А пенсия - около четырех тысяч рублей в месяц… Одиночество, безденежье. Только не подумайте, что я жалуюсь. Я прекрасно понимаю, какие у нас в государстве проблемы. Не жаловаться нужно, а менять жизнь. И я начал с себя.

В молодости был далек от любой политики, мой образ вряд ли вписывался в господствующую тогда идеологию. Коммунист – мушкетер? Смешно!

Меня часто спрашивают: зачем ты вступил в «Справедливую Россию»? Что тебе на пенсии спокойно не сидится? А я всем отвечаю: кто-то должен защищать элементарную справедливость? Простых работяг, стариков, детей? Тех, кто ни сердцем, ни душой не принял капитализм, тех, кто «сделан в СССР»? А таких людей – полстраны. Скажите: разве законы капитализма справедливы? А у русского человека очень острое чувство справедливости, хоть его и стараются вытравить. И когда люди сами протягивают руку помощи, это очень трогает.

У меня была просто невероятная история, почти мистическая. Когда у меня были проблемы со здоровьем, я вскользь сказал о них в одном интервью. Вдруг звонок из Турции. Оказывается, наша молодая соотечественница, имеющая в Турции бизнес, прочитала это интервью, каким-то чудом разыскала мой телефон и (извиняясь за беспокойство!!!) предложила мне помощь. Я был очень тронут. Она присылала мне лекарства, которые в Москве днем с огнем не сыщешь, словом, очень мне помогла. Потом она приехала в Россию, мы познакомились. Я ее спросил: «Почему вы это делаете?». И она достала из сумочки фотографию своего погибшего мужа.

- На фото были вылитый вы?

- Просто один к одному! Невероятно! И как после этого не верить в мистику?