Капитан Соболевский ушел в плавание. Последнее…

Судьба отмерила Михаилу Васильевичу Соболевскому 88 лет. Из них, считай, половину он провел в море, 30 лет - на капитанском мостике! Сердце заставило сойти на берег - оно не выдерживало нагрузки. Точнее сказать - перегрузки.

10 окт. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2223 от 10 окт. 2007
edb8a9293659797b9d93e0f6557f8e7c.jpg


Судьба отмерила Михаилу Васильевичу Соболевскому 88 лет. Из них, считай, половину он провел в море, 30 лет - на капитанском мостике! Сердце заставило сойти на берег - оно не выдерживало нагрузки. Точнее сказать - перегрузки.

Годы и морские мили

Биография Михаила Васильевича вместила так много всего, что хватило бы на несколько жизней. Северный конвой «PQ-18» в годы Великой Отечественной, куда Соболевский, студент Ленинградского института инженеров водного транспорта, попал матросом 1-го класса (немцы тогда разбомбили 14 транспортов, среди них судно, начиненное 10 тысячами тонн взрывчатки). Зимовка на Диксоне, окруженном вражескими подлодками. Работа на Балтике. Заграничные порты Америки, Азии, Африки на судах Дальневосточного морского пароходства. Около десяти сложнейших экспедиционных рейсов на кораблях науки «Витязь» и «Дмитрий Менделеев», тысячи соленых миль на учебных судах ДВВИМУ «Полюс», «Меридиан».

А начиналась морская судьба одессита Михаила Соболевского во Владивостоке 55 лет назад, в далеком 1952-м в качестве дублера капитана на пароходе «Сибирь». Потом были «Волхов», «Ким», «Уфа», «Смольный».

Помню нашу с капитаном встречу накануне 80-летнего юбилея у него дома. Молодая улыбка, лучистый взгляд карих глаз, модные брюки в клеточку и море обаяния. В небольшом кабинете, где царил идеальный порядок, было тесно от книг. На стенах - морские пейзажи со всех уголков планеты, рисунки парусников, маски. Рядом, в импровизированном гроте, ярко-перламутровое разноцветье заморских ракушек, кораллов, экзотических рыб. На письменном столе по соседству с поэтическими черновиками - тисочки для всякой мелкой домашней работы.

Михаил Васильевич тогда в разговоре обронил: «Я уже генерал-лейтенант, два инфаркта перенес. Но сдаваться не собираюсь. Каждый день, если силы позволяют, делаю часовую зарядку. Потом контрастный душ. Купаться в море начинаю в мае и заканчиваю в октябре…».

Он мужественно держался до последнего, несмотря на жестокие приступы болезни: принимал в гости друзей, читал только что вышедшую в свет книгу в серии «Капитаны», работал над очередной рукописью…

Беспокойное сердце

- Невозможно, немыслимо поверить, что Михаила Васильевича нет с нами, - говорит Петр Осичанский, президент Дальневосточной ассоциации морских капитанов. - Еще несколько дней назад он горячо, заинтересованно, как это свойственно именно Соболевскому, говорил о судьбах морского флота России. Он всегда гордился тем, что его капитанская карьера выпала на золотое для советского торгового флота время. И крепко, до сердечной боли, переживал его развал.

При этом сам делал все, что мог, чтобы Россия смогла вернуть статус великой морской державы. Оставшись на берегу, много лет работал на кафедре «Управление судном» в МГУ имени адмирала Г. И. Невельского.

Незадолго до смерти капитан Соболевский написал по этому поводу продуманное и выстраданное письмо президенту Путину. И успел получить ответ от администрации президента.

В 1989 году дальневосточники избрали его первым президентом вновь созданной ассоциации капитанов. И ему выпало прокладывать «курс» в течение пяти лет на рубеже 90-х, в самое смутное и тяжелое перестроечное время. До самых последних дней Михаил Васильевич продолжал активно работать в президиуме ассоциации.

Живопись, стихи, музыка

Действительно, Михаил Васильевич всегда жил неугомонно, мчался на всех парусах. Он получил автомобильные права, когда ему было уже за 60. Увлечение живописью пришло на 63-м году жизни. Причем Соболевский никогда не писал на пленэре, только по памяти. У него было несколько персональных выставок, прошедших с большим успехом. А первый поэтический сборник капитана увидел свет, когда автору было уже за 80 (!).

Вальс Соболевского, написанный для своих курсантов, будущих капитанов, прозвучал на всю страну, когда Валентина Леонтьева снимала передачу «От всей души». Он прекрасно играл на пианино, будучи самоучкой.

Прощай и здравствуй

Михаил Васильевич всегда считал, что на его жизнь большое влияние оказали книги и умные, увлеченные люди, которых он встречал на своем пути. Среди них - исследователь Жак Ив Кусто, ученый и поэт Александр Городницкий, писатель-фантаст Артур Кларк, внук Миклухо-Маклая - Роберт, хранитель документального наследия своего великого деда.

Капитан Соболевский любил море, Владивосток. И по-особому нежно и преданно свою жену - Галину Григорьевну. Это был второй брак, Михаила Васильевича за этот шаг «сослали» в каботаж на три года. Они вместе счастливо прожили более 40 лет…

При этом он не терпел в людях подхалимства, хамства и запрограммированно-плохого отношения к людям. А еще посредственных оценок. «У меня никогда не было «троек», - как-то признался он,- пусть лучше «двойка». В самом слове посредственность есть что-то «унизительное».

… Свое 60-летие капитан Соболевский встречал в море, как, впрочем, многие свои дни рождения. Тогда у него родились эти шутливые строки, он прочитал их при встрече: «Лавируя между циклонами, встречаю круглый юбилей. Питаюсь радиопоклонами и поздравленьями друзей».

До своего очередного юбилея Михаил Васильевич не дожил два года. Верится, что в памяти у всех, кто имел счастье его знать, он останется таким же неугомонным, искрометным и неукротимым. Живым.

И напоследок анекдот от Соболевского (он рассказывал их виртуозно). За одним моряком заметили, что он путает левый борт и правый. Его спрашивают: «А как ты это определяешь?». «Очень просто, - отвечает моряк. - Когда стою лицом к носу корабля - левый борт по левую руку. Поворачиваюсь лицом к корме - левый борт снова по левую руку!»…