Шнур убил идею Цоя

Сергей Соловьев заканчивает съемки своего нового фильма-провокации, который станет продолжением скандального перестроечного фильма «Асса».

9 окт. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2222 от 9 окт. 2007
919cc9015427275b8696d0019d855a5f.jpg

Сергей Соловьев заканчивает съемки своего нового фильма-провокации, который станет продолжением скандального перестроечного фильма «Асса».

В фильме со странным названием «2-Асса-2» сыграли не только бывшая жена режиссера, актриса и практикующий врач Татьяна Друбич, их дочь Анна, которая почти ровесница первого фильма, но и две полярные личности - скандальный Сергей Шнуров и лучший альтист современности, всемирно известный музыкант Юрий Башмет. Огонь и лед, вода и пламя - Соловьев вновь сотворил немыслимый коктейль из чувств, эмоций, надежд и разочарований.

Герои нового времени

В финале «Ассы» Виктор Цой исполнил одну из лучших своих песен - «Мы ждем перемен». Прошло 20 лет. Не стало Цоя, перестройка ушла в историю, как яркий, но короткий период жизни страны. И Сергей Соловьев решил снять фильм о том, что происходит с его героями сейчас, в новой России. Финальную сцену первого фильма с участием Виктора Цоя снимали в парке Горького на сцене Зеленого театра. Режиссер решил сохранить все тонкости и акценты, расставленные в первом фильме. Поэтому Сергей Шнуров и его группа «Ленинград» тоже вышли на сцену Зеленого театра. Кумир нового формата для финала новой «Ассы» тоже спел про перемены. «Мы уже не ждем перемен!» - вот финальные слова его песни…

- До сих пор неизвестно, хорошие это были перемены или плохие, - так объясняет режиссер свой замысел. - В фильме я только предлагаю понаблюдать за судьбами людей, которые мечтали об этих переменах. А выводы пусть делают сами зрители…

Главную роль, как и в первой «Ассе», исполнила Татьяна Друбич. Она играет Алику, которая выходит на свободу после двадцати лет тюрьмы, куда она попала за убийство главного героя первого фильма - Крымова (его сыграл Станислав Говорухин). Алика не потерялась в новой жизни - стала известной актрисой. Дочь режиссера и Татьяны Друбич - Анна Соловьева - профессиональная пианистка, играет роль молодой партнерши великого музыканта. Его и играет Юрий Башмет. А вот Говорухин, говорят, очень обиделся на Соловьева за то, что его героя режиссер не захотел «воскресить».

Съемки

Финальную сцену - концерт группы «Ленинград» - снимали в дождливый субботний день, и поначалу казалось, что нужной массовки не наберется.

- Это тогда по одному звонку Виктора Цоя прибежала толпа его фанатов, а сегодня молодежь уже не та! - сетовал Соловьев.

Однако к вечеру публика подтянулась, причем весьма «разношерстная»: подвыпившие солдатики, прошедшие в театр по военным билетам, мужчины «слегка за тридцать», которые пришли взглянуть на своего кумира «вживую», а также подростки явно не из фан-клуба Сергея Шнурова, но очень активные. Бутылок со спиртным в зрительном зале видно не было, но запах алкоголя ощущался отчетливо. Устав от ожидания, публика стала бунтовать: «Серега, выходи уже!». И «Серега» вышел - режиссер картины Сергей Соловьев. Внимательно осмотрев массовку, он, видимо, остался доволен. Улыбаясь, сказал в микрофон:

- Ребятки! Вы знаете, что здесь сегодня снимается кино. Поэтому не обижайтесь, если одну и ту же песню исполнят несколько раз.


Шнур

Публика требовала Шнура. «Серега, выходи!», - кричали зрители. И Шнур вышел. На удивление всем, он был трезвым и невероятно умиротворенным.

Поздоровавшись с публикой, начал петь. Роль скандалиста Шнур уступил другу и коллеге поэту Стасу Борецкому. Тот был одет в спортивный костюм и изображал отморозка, который то пьет из гигантской бутыли, то крушит о край сцены стулья, то сует наголо обритую голову в железную бочку, из которой вырываются языки настоящего пламени.

Не дождавшись сюрпризов от Шнура, публика весьма прохладно встретила выход музыканта с мировым именем, символа культурной России Юрия Башмета. Пришлось Соловьеву выходить к микрофону и просить массовку отреагировать подобающе… Башмет скромно встал у синтезатора и подыгрывал Шнуру. Сцена вышла невыразительная, и режиссер, поставив Шнура рядом с Башметом, попросил их сыграть в четыре руки.

Кумиры эпохи отыграли сцену - и дружески обнялись, что выглядело очень символично…