Лишенные детства. Их бросают самые родные

Специалисты говорят, что для некоторых детей характерен синдром бродяжничества. Почему-то даже из благополучной семьи ребенок рвется на волю, готов жить в подвале, спать на каких-то тряпках вместо чистой теплой постели. Таких во Владивостокский социально-

5 окт. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2221 от 5 окт. 2007
68ba6d4ce420698d3555ee540d53d1db.jpg

Специалисты говорят, что для некоторых детей характерен синдром бродяжничества. Почему-то даже из благополучной семьи ребенок рвется на волю, готов жить в подвале, спать на каких-то тряпках вместо чистой теплой постели. Таких во Владивостокский социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Маяк» привозят обычно милиционеры. Этих гаврошей проверяют на педикулез, осматривают врачи и отправляют принять душ. Больших уже мальчишек и девчонок воспитатели, естественно, мыть не будут. Этим и пользуются современные беспризорники – удирают иногда через окно. Могут убежать даже из изолятора с решетками на окнах. Как умудряются пролезть между прутьями, остается загадкой.

Однако не все живущие в центре отличаются неуемной тягой к перемене мест – некоторые уходят от близких из-за ревности. Особенно это характерно для подростков, которые не могут пережить того, что мама, расставшись с папой, встретила другого мужчину, а потом и родила. Ошибки, которые при этом совершают взрослые люди, казалось бы, общеизвестны, но порой новое чувство так захватывает, появившийся младенец требует столько внимания, что у мамы сил не остается на старшего ребенка, а отчим не считает нужным «вмешиваться» в воспитательный процесс. Такой эмоциональной глухотой страдают и женщины, ставшие мачехами. Безусловно, с подростком непросто найти общий язык, но и оставлять его без внимания бесчеловечно, да и просто думать надо, прежде чем создавать семью с человеком, у которого уже есть ребенок. Надо рассчитывать свои силы, ведь это не котенок, которого достаточно лишь накормить.


В «Маяке» живут те, кому только пять лет, и те, кому 17. Одни проводят здесь несколько дней, другие – несколько месяцев. За бродяжками приезжают родители. Причем встречи выглядят по-разному: мамы и папы порой просто вздыхают: не первый это побег из дому, что делать – уже просто не знают. Другие плачут: «Объясни, что произошло?». Ну не может он объяснить, чем так хороша свобода.

Более страшны другие истории. Однажды в центр хозяева квартиры, которую сдавали женщине с семилетним сыном, привезли Ванюшку, такого замечательного одуванчика, ласкового и нежного. Почему родная мать его бросила, никто не знал, что делать с пацаненком – тоже. Конечно же, мальчонку пригрели в центре, воспитатели с помощью милиции стали разыскивать непутевую мать. Нашли. Только лучше бы этой встречи не было, потому что прижавшегося Ванечку кукушка погладила по волосам, пообещала, что через неделю заберет, и исчезла. Как же он ждал маму, как страдало маленькое сердце от такого предательства! В таких ситуациях – дорога в детский дом, пусть в самый хороший, но все-таки казенный. А дальше… Дальше жизнь складывается по-разному. Счастье, что в последнее время все больше воспитанников детдомов забирают в приемные семьи, где находят они и любовь, и заботу. Но ведь не всем везет. Правда, в истории с Ванюшей оказался хороший конец. Спасибо, работают в подобных центрах неравнодушные люди – разыскали они отца мальчика, живущего в одном из западных городов. У него уже была новая семья. Узнав о проблемах сына, этот мужчина срочно собрал необходимые документы и примчался за тысячи километров, чтобы забрать ребенка. Вопрос только остается – всегда ли правильно при разводе оставлять ребенка матери? И куда исчезает материнский инстинкт? Алкоголь, наркотики, деградация… Но ведь и вполне приличные с виду женщины иногда на подобное способны. Наверное, это тема для серьезного психологического исследования.

Сотрудники, работающие в центре, научную работу не ведут, поэтому, наверное, и не могут пока найти ответ на вопрос, почему в последнее время с улиц детей поступает меньше, чем в прошлые годы, а из неблагополучных семей – ребятишек все больше. Заместитель директора центра Вера Мелашенко, много лет отдавшая воспитанию проблемных детей, до сих пор не может найти ответ еще на один вопрос – почему иногда дети, познавшие уличную свободу, не стараются убежать из приюта? Она хорошо помнит беспризорного Сережу – отец осужден, мать - непонятно где. Девять лет пацану было, а он еще ни одной буквы не знал, порога школы не переступал. Таким очень трудно бывает смириться с дисциплиной, привыкнуть к порядку, приспособиться к новым условиям. А этот сразу почувствовал себя комфортно в центре, оказался ласковым и вполне «воспитуемым». Не достанься ему такие отвратительные родители, вполне хорошо бы жизнь сложилась. Однако Сережа, как и почти все дети, на своих маму и папу не обижен: позови они – кинулся бы к ним со всех ног, жил бы опять в грязи, слушал бы пьяный мат. Это трудно понять, но получается, что любовь детей сильнее родительских чувств.


Родители, действительно, иногда бывают безжалостными. Живет сейчас в «Маяке» девчушка, отца которой, вполне возможно, лишат родительских прав из-за жестокого обращения с ребенком. Это ж как надо издеваться над малышом, чтобы государство встало на его защиту! Правда, так называемый папочка подал апелляцию, говорит, что его оклеветали. Однако, судя по поведению девочки, которая боится с ним встречаться наедине, обвинения вовсе не напрасны. А малышка – просто красавица и умница. Она уже привыкла к казенному дому, играет с детьми, поет, но все отмечают, что близко в душу ребенок никого не пускает. Эта замкнутость скорее всего останется у нее на всю жизнь, как и воспоминания о жестокости родного отца. Жизнь человеческая – вещь очень хрупкая, искалечить ее просто.

В «Маяке», как и в большинстве подобных учреждений, всего в достатке – детей хорошо кормят, одевают, они посещают школу, ходят на экскурсии. И воспитатели здесь замечательные – профессиональные, душевные. Но ведь не для того малыши пришли в наш мир, чтобы жить в казенном доме, не знать, что такое тепло маминой руки и папина забота. Конечно, хорошо, что сейчас устройству таких ребятишек уделяется много внимания, что приветствуется создание приемных семей, а людям, взявшим на себя нелегкий труд по воспитанию чужих детей, платят приличные деньги. Но думается, не меньшее внимание надо обратить на сами семьи. В «Маяке» с ними работают, порой добиваются таких изменений в психике взрослых, что им уже можно вернуть детей. Это очень сложно, порою невозможно, но пытаться нужно, ведь иначе реабилитационные центры для несовершеннолетних никогда не будут пустовать.