Чтобы помнили… о 16 января

Из этого здания 16 января 2006 года выпрыгивали молодые женщины, а вчера родственники погибших в пожаре работниц Сбербанка собрались на открытие мемориальной доски, где на черном фоне серыми буквами выгравированы их имена.

5 окт. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2221 от 5 окт. 2007
4937f80dccfc3d84253d38096e3cf16c.jpg

Из этого здания 16 января 2006 года выпрыгивали молодые женщины, а вчера родственники погибших в пожаре работниц Сбербанка собрались на открытие мемориальной доски, где на черном фоне серыми буквами выгравированы их имена.

Как сказала мама погибшей Антонины Арбатской - Галина Арбатская, собственники здания по «Красному знамени», 59 неохотно откликнулись на просьбы установить доску – они ссылались на то, что у здания и так подпорченная репутация и лишнее напоминание о той трагедии будет неуместно.

- На этом здании столько рекламы, а памятную табличку с именами наших детей установить не давали. Но оно как работало, так и будет работать, доска ему не помешает! - возмущаются родственники.

Сейчас о трагических событиях января прошлого года почти ничто не напоминает – возле главного входа также полным-полно машин. Только около одного из окон на восьмом этаже видны черные следы. Именно из него выпрыгнула Алина Кохановская, когда и шуба, и волосы у нее горели. А в это время с Третьей рабочей бежал к месту трагедии ее муж Александр. Бежал, потому что дороги уже были перекрыты. Когда он оказался на месте, хотел поймать ее, кричал, рвался к машинам скорой помощи, но было уже поздно. Его зять, который подоспел раньше, рассказал, что видел Алину на земле, когда ее еще пытались откачать. У свекра после похорон был инсульт. Родственники Алины до сих пор не могут смириться с утратой.

Алине было 23 года, у нее росла дочка, Ладушка, трех с половиной лет. Алина около года проработала в Сбербанке. Взяли ее практически сразу – даже испытательного срока не понадобилось. В октябре ее повысили до начальника отдела. Тогда Алина ходила окрыленная, удивлялась, за что на нее свалилось это счастье…

- Я ей сказала: «Алиночка, ты это заслужила», - вспоминает свекровь Светлана Кохановская, - она очень много работала, постоянно сидела допоздна. Была очень щепетильная и требовательная к себе.

В тот день, когда она уходила на работу, сказала мужу: «Ты меня сегодня не жди», - и добавила, что вернется очень поздно.


У Елены Ермолович тоже осталась дочь. Сейчас Наде 15 лет. Ее мама не дожила несколько месяцев до возраста Христа.

- Первое время после всего этого мы жили, как роботы, было ощущение, что жизнь проходит мимо нас, мы не живем, а существуем, - говорит мать Елены - Лидия Барышева.

Первое время Надя не могла заснуть без снотворного. У нее резко ухудшилось здоровье, упало зрение. Сейчас ее компьютер заполнен фотографиями мамы, а бабушка и другие родственники стараются не напоминать девочке о тех событиях.

- Говорят, что время лечит. Неправда, сейчас еще тяжелее, чем было тогда, - говорит Лидия Барышева.

На суде ей пришлось многое выслушать. Например, говорили, что девушки могли спастись, но не объясняли, как. Она вообще сомневается, что пожар мог возникнуть из-за случайно брошенного окурка – здание горело так быстро и при такой высокой температуре (аж металл плавился), а не поджог ли это был?

…Установку мемориальной доски оплатил один из обвиняемых - Виктор Марченко, он пообещал, что будет помогать и дальше. Идея установить доску пришла почти сразу после похорон.

На церемонии родственники с влажными глазами стояли возле доски и обсуждали пожар в Москве. Время от времени им приходилось подвигаться, потому что почти впритык к входу разворачивались машины.

- Не плакать! - командовала Галина Арбатская.

А еще она предложила встретиться у кого-нибудь дома, посмотреть фотографии, вспомнить погибших девушек, а то не очень правильно, что приходится встречаться только на кладбище и в суде…