Нужна «третья» фигура»

Прокомментировать ситуацию редакция «В» попросила академика РАН Валентина Сергиенко, председателя ДВО РАН: «Ситуация, сложившаяся в Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, сложна и не однозначна, причем каждая из конфл

28 сент. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2217 от 28 сент. 2007
ec69dc496da96c75f15f65f9abbbc616.jpg


Прокомментировать ситуацию редакция «В» попросила академика РАН Валентина Сергиенко, председателя ДВО РАН:

- Ситуация, сложившаяся в Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, сложна и не однозначна, причем каждая из конфликтующих сторон в чем-то права и не права. Прежде всего скажу, сокращение кадров - не наша прихоть, есть постановление правительства, которое надо выполнять. Причем с тем, что в академии наук нужно провести некоторую чистку кадров, согласны даже противники реформы. Задача директора института - найти форму, которая решала бы проблему сокращения справедливо и деликатно.

На мой взгляд, главная ошибка директора Института истории Ларина в том, что он не сумел найти общий язык с людьми, не нашел мудрых и справедливых решений. Ни в одном институте ДВО РАН не сложилось таких личностных противоречий, как здесь, всюду руководители нашли компромиссные решения, умело согласовывая свои действия (действительно болезненные - сокращение людей!) с ученым советом и коллективом. Насколько возможно, сохраняли в штате опытных ученых, плодотворно работающих пенсионеров - они нам тоже нужны. Но и всячески сохраняли молодежь!

К сожалению, треть Института истории теперь составляет аппарат управления - это куда годится? Зато сокращают ученых, и что самое грустное - молодых. Сократили сотрудницу, защитившую диссертацию, под предлогом: «молодая, легко устроится». Но тогда скоро институт можно будет закрыть, ведь без притока свежих сил какая наука? Или зачем у уважаемого ученого, которому за 70, но он продолжает активно работать, отбирать рабочий кабинет? Неужели такая необходимость?

Правы авторы письма, что, являясь китаеведом, В. Л. Ларин не подготовил ни одного специалиста в этой области. И востоковедение действительно испытывает кризис.

К сожалению, в работе В. Л. Ларина не раз были зафиксированы серьезные хозяйственные нарушения.

Однако не совсем объективны и авторы письма. У меня нет оснований считать, что члены ученого совета института - уважаемые люди, авторитетные ученые, доктора и кандидаты наук - являются бесчестными и беспринципными людьми, которые не имеют своего мнения. А ученый совет института практически единогласно проголосовал за выдвижение кандидатуры В. Л. Ларина на конкурс директора на новый срок. Причем тайным голосованием. За вторую кандидатуру лишь два голоса.

Критерии эффективности работы ученого - дело весьма сложное. Индекс цитируемости, количество публикаций? Но есть исследования, которые нельзя публиковать в силу их секретности. Много ли публикаций у Спасского - конструктора подводных атомоходов, у Сухого - создателя целого направления в авиации? Да и у Эйнштейна их были единицы. Зато какой-нибудь политолог опубликует скандальную сентенцию, которую примется цитировать и обсуждать мировая пресса.

В такой ситуации только директор вместе с ученым советом могут объективно оценивать результаты работы ученого.

Что касается позиции Ларина как ученого… Да, мне тоже чужды и обидны его высказывания, что русские люди на территории Приморья - чужие и перспективы развития этого региона России плохо просматриваются. Я тоже считаю, что ученый обязан быть гражданином своей страны. Но научные труды Ларина высоко оценивает один из самых крупных российских востоковедов с мировым именем академик РАН, директор Института Дальнего Востока РАН М. Л. Титаренко.

Скоро в институте выборы директора, и мне трудно прогнозировать, кто в такой ситуации будет избран директором института, но, по моему убеждению, в условиях конфликта нужна кандидатура третьего человека, не замешанного в конфликте. Только так можно будет сохранить коллектив, институт, историческую науку на Дальнем Востоке.