Примадонна в перьях. Почему кричали «бис» Людмиле Гурченко?

Бывает, что спектакль имеет бешеный успех, потому что пьеса замечательная. Бывает - потому что актеры играют на все сто. А бывает - выходит на сцену звезда, любимец публики. И публика бьется в кайфе. Звезде-то и делать ничего не надо, всем уже хорошо. Неч

28 сент. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2217 от 28 сент. 2007
7453cd597dbbd88c1d9578eaa168a816.jpg


Бывает, что спектакль имеет бешеный успех, потому что пьеса замечательная. Бывает - потому что актеры играют на все сто. А бывает - выходит на сцену звезда, любимец публики. И публика бьется в кайфе. Звезде-то и делать ничего не надо, всем уже хорошо. Нечто подобное на днях произошло во Владивостоке.

Фестиваль театральных бенефисов, прошедший в театре имени Горького (пока наша труппа находится на фестивале в Благовещенске), подарил публике три очень разных спектакля.

Все шло по возрастающей, если считать по числу актеров: «Муж моей жены» - трое, «Похищение Сабинянинова» - пятеро, «Слухи» - девять. Число звезд считать бессмысленно: иных в театральную антрепризу и не берут. Хотя по рангу звездности, конечно, они различались: тут тебе и Катя Федулова из «Питер FM», и универсальный, великолепный Владимир Стеклов, и Людмила Гурченко. Да, та самая звезда, которой достаточно выйти на сцену, чтобы зал сорвался на «бис!».

Так оно примерно и было. Пьесу «Похищение Сабинянинова» играли во Владивостоке премьерой, от актеров следовало бы ожидать куража… Но - увы! Было скучно, да, на комедии - скучно. И отчетливо понималось: и пьеса интеллектом не блещет, и вообще все придумано только для того, чтобы дать Людмиле Марковне семь раз переодеться, облачиться то в перья, то в меха, то в юбочки выше колена.

- Не могу ничего сказать о постановке, крайне противоречивое и двойственное ощущение, - краем уха услышал ваш корреспондент, как оценил спектакль известный историк моды Александр Васильев. - Сами по себе костюмы Людмилы Марковны были интересны и необычны. Но не на ее героине! Они совершенно выбивались из образа.

Да, перья, меха, томные позы и классические жесты королевы-матери отечественной эстрады были не для героини. На сцене представляла, по сути, саму себя - вне контекста пьесы - Людмила Гурченко. Примадонна. Небожитель. Но народ все равно бисировал. Подумаешь - не играла! Зато вышла же!