Так вдова я? Или нет?

Эта история тянется уже больше года. И временами, наверное, это было бы даже смешно, если бы не было так грустно. Но все по порядку...

26 сент. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2215 от 26 сент. 2007

Эта история тянется уже больше года. И временами, наверное, это было бы даже смешно, если бы не было так грустно. Но все по порядку.

Мне 79 лет. Несмотря на многочисленные болячки, которые сопутствуют этому возрасту, свою старость я могла бы назвать счастливой. Дочка и зять хорошо ко мне относятся. Мы живем скромно (они работают в госучреждениях), но дружно. И довольны тем, что имеем. Вот уже 14 лет как умер мой муж, ветеран Великой Отечественной войны. В военкомате мне выдали справку на льготы как вдове. Я в течение многих лет ими пользовалась (своя пенсия у меня небольшая – со всеми добавками выходит 2880 рублей). Примерно год назад стали выдавать удостоверения вдовам участников войны. Мне позвонили и сообщили, какие документы надо предъявить. Я все подготовила, вместо меня пошла в собес дочь (я уже давно «невыездная»). Но в выдаче удостоверения ей отказали, сославшись на то, что я во время замужества была работающей.

Что же получается: по военкоматовским спискам – я вдова ветерана Великой Отечественной войны, а по собесовским – нет. Мне посоветовали обратиться в домоуправление и выписать справку, что якобы я была на иждивении супруга. Но дети запретили это делать: пусть все будет как есть. И я согласна с ними. Но вот беда, из районного отдела соцобеспечения всякий раз звонят и требуют удостоверение вдовы. Недавно опять раздался звонок. Я спросила, зачем им мое удостоверение. Они сообщили, что идет очередная благотворительная акция, и тут же извинились, что ничем не могут помочь. Что за абсурд получается?

Вся эта история на меня плохо действует, я начинаю нервничать, потому что из меня на старости лет делают, извините, дуру. Ведь я ничего ни у кого не прошу – не проще ли оставить меня в покое? И самим разобраться с неумными законами, которые противоречат друг другу.

Не называйте в газете мою фамилию, не хочется выглядеть смешной, дожив до глубоких седин: сейчас и сама не понимаю – вдова я или нет…