Море кончилось

Это я не в том смысле, что, мол, прошли дожди, осень, вода холодная. Море кончилось - как главное удовольствие жизни в Приморье. И кончил его человек, в основном приезжий из Хабаровска (в Амур их всех!). В конце августа я проехал по северному побережью кр

13 сент. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2208 от 13 сент. 2007

Это я не в том смысле, что, мол, прошли дожди, осень, вода холодная. Море кончилось - как главное удовольствие жизни в Приморье. И кончил его человек, в основном приезжий из Хабаровска (в Амур их всех!). В конце августа я проехал по северному побережью края в надежде найти хоть здесь чистые и пустые бухты. Увы. От Хасана до Тернея - во всех бухтах, на всех островах - человек нагромоздил кучи мусора и кучи дерьма. Благополучно загажены песчаные пляжи Ханки. На косе Звездочка, куда и дорожка-то по рисовым чекам заросла, выросли такие мусорные горы, словно ты на Горностае. Только веселые приморские речки еще справляются с человеком, своими разливами смывая мусор с берегов и доставляя его в море.

- Нужно написать: «Русские свиньи, убирайте за собой!» - горячо воскликнул мой товарищ, когда мы пытались найти местечко на Хангане - дивно красивом полуострове около Большого Камня. Бутылки, кострища и мусор шли сплошняком, даже машину между ними не втиснуть. Нырнешь - в воде вместо медуз колышутся полиэтиленовые пакеты. Тьфу, тьфу.

Мне такой девиз не понравился вначале из-за слова «русские». Это определение оставляло свободу «нерусским» свиньям гадить и за своих русских братьев. Тем более дело происходило рядом с эстонской деревней Южная Лифляндия. На это я товарищу и указал. Мы сильно поспорили. Я предложил текст, взывающий к лучшему в человеке: «Не оставляйте здесь ничего, кроме своих следов, не уносите ничего, кроме впечатлений».

Этот буржуазный и толерантный до вкуса манной каши образчик пропаганды я обнаружил на склоне кратера индонезийского острова Флорес и долго стоял потрясенный. Надпись была на большом уродливом ржавом щите, закрывавшем мне вид на окрестные горы. И рассчитана была только на редких иностранных туристов. Местный проводник вывел меня из столбняка, щелчком бросив в щит окурок сигареты, который там и прилип. Это был акт классовой ненависти.

И я вдруг осознал удивительную вещь. Меня еще пионером учили сжигать за собой и закапывать мусор. Это так просто. Но тогда мы знали, что Советский Союз - наша страна. Нынешние туристы-путешественники, оставляя кучи, мстят тем, кому сегодня принадлежит Россия. «Не мне, так и не вам !» - просто кричат загаженные пляжи и бухты. И только-только вновь пробивается росточек ощущения, что свою землю надо любить. Солидные дяди на дорогих катерах собирают мусор на островах и вывозят его. Тернейский клуб «Урагус» вывез мусор с Амгинских водопадов, оставив трогательные записочки, запаянные в целлофан, мол, «убирайте и вы за собой». Нет, это вы снова приезжайте и убирайте за нами, в ответ говорят им новые кучи мусора.

Чистота приморских бухт - вот, может быть, главный политический вопрос сегодня. Иначе что кроме моря нас здесь держит? «Политический», потому что решить его можно только жестко и властно. А то забивают народу голову ерундой, подсчитывают, каких больше - мэрских или губернаторских орлов посадили в клетку в зале суда.

Приморские депутаты должны срочно принять простой и ясный закон о сохранении моря. За чистоту бухт отвечает глава местного самоуправления. Он имеет право собирать мзду за въезд к морю, допустим, пятьдесят рублей в день. Он обязан построить туалеты и организовать вывоз мусора. На это ему выделить строку в краевом бюджете. За костер в неположенном месте и брошенную банку - расстрел на месте (скручивание номера с машины). Так спасли море в Хорватии.